Институт разъяснения решения конституционного суда

Институт разъяснения решения конституционного суда

Институт разъяснения решения конституционного суда

Виктор Лушников, советник Управления конституционных основ административного права Секретариата КС РФ.

Достичь того, чтобы решение КС РФ абсолютно ни у кого не вызывало вопросов, практически невозможно. Неясность решения, мнимая или действительная, может быть обусловлена недостаточным пониманием предмета дела, сложностью системы аргументации или конечных выводов суда. Зачастую это связано со своеобразием процедур конституционного судопроизводства.

Не вдаваясь в старый спор о том, кому прежде всего должны быть адресованы юридические тексты, отметим, что необходимость разъяснения решений КС РФ возникает не только и, наверное, не столько в связи с проблемой автономии юридической терминологии.

Прежде всего следует иметь в виду, что КС РФ решает исключительно вопросы права, причем вопросы, сложные даже для профессиональных юристов (именно поэтому представителями заявителей в КС РФ могут быть только лица, имеющие ученую степень по юридической специальности, или адвокаты). Разрешая спорные конституционно-правовые вопросы, КС РФ демонстрирует доктринальное понимание конституционной материи, в силу чего вынужден занимать одну из нескольких возможных точек зрения, существующих в правовой науке.

Другой распространенной причиной, по которой у заявителей возникает потребность в разъяснении решений КС РФ, являются трудности их применения на практике. Трудности эти тоже вполне объяснимы. Конституция как нормативный акт самого высокого порядка, закрепляя общественные идеалы и ценности, воплощает в себе категории должного, а не сущего. К сожалению, в российской правовой действительности часто бывает так, что между конституционными императивами и правоприменительной практикой существует огромный разрыв.

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее — Закон) весьма лаконично описывает институт разъяснения решений КС РФ. Согласно ст. 83 Закона решение КС РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено.

Вопрос о разъяснении решения КС РФ рассматривается в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. О разъяснении решения Конституционного Суда выносится определение.

По смыслу приведенной статьи Закона под официальным разъяснением решения КС РФ понимается истолкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части.

Инициатором разъяснения решения сам Конституционный Суд выступить не может. Вместе с тем никто другой, кроме самого КС РФ, не может дать официальное разъяснение принятого Судом решения. В Определении от 07.10.97 N 88-О КС РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений КС РФ, обязательное для других правоприменительных органов.

Надлежащей процессуальной формой обращения в КС РФ об официальном разъяснении его решения является ходатайство. Если разъясняемое решение выносилось палатой Суда, то именно ей принадлежит право официального разъяснения; то же относится и к решениям, принятым в пленарном заседании. По смыслу ст. 44 и 83 Закона ходатайство об официальном разъяснении решения КС РФ может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании КС РФ; в случае отзыва ходатайства производство по делу прекращается (Определение КС РФ от 10.11.2002 N 340-О «О прекращении производства по ходатайству Администрации Новосибирской области»).

Объектом разъяснения являются все решения КС РФ, виды которых приведены в ст. 71 Закона (итоговые решения по существу предмета рассмотрения — постановления и заключения, а также все иные решения, именуемые определениями). Решение Конституционного Суда об официальном разъяснении оформляется определением в виде отдельного документа. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента КС РФ).

Процесс разъяснения решения КС РФ, таким образом, делится на две стадии: на оценку допустимости ходатайства, результатом которой является либо определение в протокольной форме о принятии ходатайства к рассмотрению, либо определение в виде отдельного документа об отказе в принятии ходатайства, и на собственно разъяснение, результатом которого становится определение в виде отдельного документа. Собственно определений о разъяснении решений КС РФ немного — от 06.06.97 N 59-О, от 07.10.97 N 88-О, от 26.11.98 N 144-О, от 14.01.2000 N 4-О, от 14.12.2000 N 245-О и от 27.11.2001 N 202-О. Постановления, поскольку они принимались в открытом судебном заседании, разъяснялись также в открытом судебном заседании с приглашением сторон и их представителей.

Однако большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, — это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Практика КС РФ выработала ряд критериев допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда.

Право на обращение

Во-первых, субъект обращения с ходатайством об официальном разъяснении должен быть надлежащим.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства члена Совета Федерации В.А. Озерова о разъяснении Постановления КС РФ от 16.06.98 по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ, КС РФ в Определении от 08.06.2000 N 119-О указал, что согласно ст. 125 (ч. 5) Конституции РФ и ст. 105 Закона правом на обращение в КС РФ по вопросам толкования Конституции РФ наделены лишь Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ. Председатели законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ либо другие члены Совета Федерации таким правом не обладают.

Интерпретация положения ст. 83 Закона о том, что решение КС РФ может быть официально разъяснено по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в КС РФ, других органов и лиц, которым оно направлено, изложена и в других «отказных» определениях Суда.

Например, гражданин С.В. Кольцов ходатайствовал о разъяснении Постановления КС РФ от 12.03.2001. В удовлетворении его ходатайства было отказано. Как установил Суд, гражданин С.В. Кольцов не относится к числу тех надлежащих субъектов, которые вправе обратиться в КС РФ с ходатайством об официальном разъяснении Постановления от 12.03.2001, поскольку он не являлся участником конституционного судопроизводства по делу, а потому такое разъяснение ему дано быть не может. Аналогичная правовая позиция выражена КС РФ и в ряде других решений (Определения от 13.06.2002 N 144-О, от 12.07.2002 N 121-О и др.).

Предмет рассмотрения

Другими критериями допустимости ходатайств о разъяснении решений КС РФ являются рамки предмета рассмотренного дела и компетенция КС РФ. Официальное разъяснение принятого Судом постановления дается только в рамках его предмета и не может содержать решение по новым вопросам, связанным с проверкой конституционности иных норм, а также с толкованием законов или иных нормативных актов, которое может осуществляться в процессе их применения судами общей юрисдикции (Определение от 16.07.2004 N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).

Кроме того, официальное разъяснение решения КС РФ дается в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; КС РФ не вправе формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом решении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций (Определение от 25.03.2003 N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).

Отказ в принятии и рассмотрении

Не являются допустимыми ходатайства, направленные в КС РФ в связи с тем, что заявители не согласны с принятым по их обращению решением.

Отказывая в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В. В. Чарского, КС РФ указал, что в их обращении, по существу, ставится вопрос не о разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе Определении положений, а о его пересмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона решение КС РФ окончательно и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Судом к рассмотрению (Определение от 21.12.2001 N 304-О).

Недопустима и проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними под видом разъяснения порядка реализации постановления КС РФ.

В процессе разъяснения своего решения КС РФ связан не только различными процедурами конституционного судопроизводства, но и рамками своей компетенции.

Воронежская областная коллегия адвокатов, ставя в своем ходатайстве об официальном разъяснении Постановления КС РФ от 23.12.99 вопрос о том, можно ли считать «новым регулированием» отдельные положения части второй НК РФ, фактически просила разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при возникновении спора между адвокатами — плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органами, осуществляющими взыскание таких взносов. Разъяснение же положений тех или иных законов и порядка их применения в компетенцию КС РФ, установленную Конституцией и Законом, не входит (Определение от 20.11.2001 N 246-О). В этом же Определении КС РФ отметил, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения КС РФ в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтересованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции.

В заключение хотелось бы обратить внимание на два определения КС РФ, которые стоят как бы особняком от всех остальных определений, касающихся вопроса о разъяснении решений КС РФ. Речь идет об Определениях от 06.02.2003 N 34-О об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия и от 08.04.2003 N 115-О по ходатайству ГУП «123-й Авиационный ремонтный завод». И в том и в другом случае КС отказал в принятии к рассмотрению ходатайств заявителей об официальном разъяснении «отказных» определений, принятых по их жалобам.

Особенность данных дел в том, что, отказывая, Суд вместе с тем в резолютивной части определений указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, состоявшихся по делам заявителей. Объяснение этих двух исключительных случаев кроется в том, что первоначальные «отказные» определения, исходя из конкретных обстоятельств, предполагали некий позитивный исход дела, но в резолютивной части первоначальных определений возможность позитивного исхода закреплена не была.

Сыграло свою роль и то, что в деле Новгородского авиапредприятия КС РФ, действуя в рамках своей компетенции, вынужден был именно таким образом обратить внимание арбитражных судов на их упорное нежелание признать судебную ошибку.

Определение Конституционного Суда РФ от 19.12.2017 N 3103-О-Р

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия ходатайства гражданина А.Г. Пименова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 19 июля 2016 года N 1473-О рассмотрел вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Г. Пименова на нарушение его конституционных прав частями 1 и 2 статьи 28.6 КоАП Российской Федерации.

В своем ходатайстве заявитель просит разъяснить данное Определение с учетом расхождения, как он полагает, позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации по вопросу об обязательности рассмотрения ходатайства об отложении рассмотрения дела в связи с приглашением защитника.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данного ходатайства к рассмотрению.

По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», официальное разъяснение решения Конституционного Суда Российской Федерации дается только в пределах содержания этого решения по предмету, относящемуся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, и не должно являться простым его воспроизведением; ходатайство о даче разъяснения решения Конституционного Суда Российской Федерации не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют истолкования решения.

В Определении от 19 июля 2016 года N 1473-О Конституционный Суд Российской Федерации разрешал только вопрос о возможности принятия жалобы заявителя к рассмотрению, оснований к чему не нашел. При этом Конституционный Суд Российской Федерации указал, что ходатайство об отложении рассмотрения данного дела в связи с необходимостью воспользоваться помощью защитника подлежит обязательному рассмотрению, что, однако, не предполагает его обязательного удовлетворения. В каком-либо дополнительном разъяснении данная позиция не нуждается.

Ставя вопрос о несоответствии указанного Определения ранее вынесенному по его делу постановлению Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года, заявитель фактически оспаривает решение Конституционного Суда Российской Федерации. Однако в соответствии со статьей 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и обжалованию не подлежит.

Таким образом, поставленный А.Г. Пименовым в его ходатайстве вопрос не требует истолкования Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2016 года N 1473-О, а фактически сводится к несогласию с принятым Конституционным Судом Российской Федерации решением.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Пименова Анатолия Геннадьевича о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2016 года N 1473-О.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Определение Конституционного Суда РФ от 08.07.2021 N 1371-О-Р

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение ходатайства гражданки О.В. Морозовой,

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января 2020 года N 5-П, принятом в связи с жалобой гражданки О.В. Морозовой, признал подпункт 2 пункта 1 статьи 6, пункт 2.2 статьи 22, пункт 1 статьи 28 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», подпункт 2 пункта 1 статьи 419 Налогового кодекса Российской Федерации, часть четвертую статьи 7 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей», части 2 и 3 статьи 8, часть 18 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ «О страховых пенсиях» в их взаимосвязи с абзацем третьим пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они, признавая адвокатов из числа военных пенсионеров страхователями по обязательному пенсионному страхованию, возлагают на них обязанность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование с целью обеспечения их права на получение обязательного страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию (пункт 1 резолютивной части).

Одновременно с этим перечисленные законоположения признаны не соответствующими статьям 7 (часть 1), 8 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 35 (часть 1), 39 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они характеризуются неопределенностью нормативного содержания применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров, надлежащим образом исполняющих обязанности страхователя по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. Федеральному законодателю было поручено незамедлительно принять меры по устранению указанной неопределенности в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, выраженными в названном Постановлении (пункты 2 и 3 резолютивной части).

При этом Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и применяя данную норму во взаимосвязи с пунктом 10.1 части первой этой статьи, установил, что дело О.В. Морозовой по административному исковому заявлению к межрайонной инспекции ФНС России N 17 по Московской области, связанному с признанием ее плательщиком страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и постановкой на учет в этом качестве, не подлежит пересмотру, поскольку в части признания адвокатов из числа военных пенсионеров страхователями по обязательному пенсионному страхованию и возложения на них обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование оспариваемые ею законоположения не противоречат Конституции Российской Федерации.

О.В. Морозова просит разъяснить Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2020 года N 5-П, ссылаясь на то, что неопределенность оспариваемого регулирования не была устранена федеральным законодателем применительно к объему и условиям формирования и реализации в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав адвокатов из числа военных пенсионеров, надлежащим образом исполняющих обязанности страхователя по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. При таких обстоятельствах, по ее мнению, неясен смысл пункта 1 резолютивной части названного Постановления, а возложение на нее обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 2017 по 2020 год не имеет под собой конституционно допустимых оснований.

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им постановления дается только в рамках его предмета и лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в заседании Конституционного Суда Российской Федерации и нашли отражение в принятом им решении.

Неопределенность нормативного содержания оспаривавшихся О.В. Морозовой законоположений, которая обусловила признание их неконституционными в Постановлении от 28 января 2020 года N 5-П, подлежала устранению путем установления федеральным законодателем соответствующего правового регулирования.

Во исполнение данного Постановления был принят Федеральный закон от 30 декабря 2020 года N 502-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», исключивший адвокатов, получающих пенсии за выслугу лет или пенсии по инвалидности в соответствии с Законом Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, и их семей», из числа страхователей и застрахованных лиц с предоставлением им права добровольного вступления в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию. Тем самым они были освобождены от обязанности по уплате за себя страховых взносов на обязательное пенсионное страхование с даты вступления в силу названного Федерального закона, а именно с 10 января 2021 года.

Необходимость разъяснения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2020 года N 5-П О.В. Морозова связывает с сохранением за ней обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 2017 по 2020 год, безотносительно к тому, что объем и условия формирования посредством уплаты страховых взносов ее пенсионных прав за указанный период, а равно порядок их реализации в системе обязательного пенсионного страхования федеральным законодателем не определен.

Следовательно, формально ходатайствуя о разъяснении названного Постановления, О.В. Морозова фактически ставит перед Конституционным Судом вопрос о проверке конституционности Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», что, однако, возможно лишь в порядке, предусмотренном главой XII Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и частью первой статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Морозовой Ольги Владимировны о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2020 года N 5-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Кто разъяснит определение Конституционного Суда

10.04.2019 я писал, что в настоящее время в зависимости от региона нахождения судебного органа крупный и особо крупный размер определяется по-разному.

Первый подход основан на том, что независимо от периодов образования недоимки долю неуплаченных налогов и (или) сборов, а также страховых взносов, необходимо определять к полным трем годам подряд подлежащих уплате налогов и (или) сборов, а также страховых взносов.

Второй подход связан с определением доли неуплаченных налогов и (или) сборов не с полными тремя годами, а с периодами их неуплаты, мотивируя это, в том числе, направленностью умысла.

Подробнее и судебная практика здесь.

Были приведены аргументы незаконности, по нашему мнению, второго подхода (здесь).

Используя эти доводы, мы обратились в КС РФ, указывая, что неправильно были применены требования ст. 199.1 УК РФ.

Читайте также  Отсрочка от армии по учебе 2020 по закону сколько раз

Суть. По мнению районного суда, К. в период с 01.07.2015 по 01.04.2017, являясь Управляющим ООО, в личных интересах не исполнил обязанности налогового агента по перечислению в бюджетную систему РФ исчисленного и удержанного с выплаченных работникам общества дохода в виде оплаты труда НДФЛ в общей сумме 21.456.187,90 рубля, что согласно примечанию к ст. 199.1 УК РФ является особо крупным размером, так как превышает 15 миллионов рублей, при этом доля составляет 54 % к общей сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом.

Нарушение конкретных норм заключалось в том, мы писали, что указанные 54 % были исчислены к сумме налогов, подлежащих перечислению в бюджет налоговым агентом за период с 01.01.2015 по 31.03.2017, тогда как в соответствии с примечаниями 1 к ст. 199 и ст. 199.1 УК РФ неуплаченные налоги налоговым агентом нужно было сравнить с НДФЛ за период с 01.01.2015 по 31.12.2017, за полные три года. В этом случае пропорция была бы менее 54 %, что повлекло бы квалификацию действий не по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, а по ч. 1 ст. 199.1 УК РФ с применением сроков давности.

Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности в этой норме определено указание пропорции уплаченных и неуплаченных налогов «за период в пределах трех финансовых лет подряд».

Вчера получили определение КС РФ от 18.07.2019 № 1896-О, которое, наверное, не совсем ясно (или не хотим понимать).

Суд говорит, что «указывая на период трех финансовых лет подряд, законодатель ограничил период, подлежащий учету при определении признаков преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК Российской Федерации», ссылается на сроки, установленные в ст. 226 НК РФ, не позднее дня, следующего днем выплаты дохода. «Указанные сроки должны применяться и при разрешении вопроса о наличии в действиях налогового агента преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК Российской Федерации. Если такое неисполнение обязанности налогового агента носит длящийся характер, то общая сумма неперечисленных налогов и их доля рассчитываются с учетом определенных статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации сроков исполнения обязанности именно налоговым агентом, периода ее фактического неисполнения, но в пределах трех финансовых лет подряд».

Непонятно, так все-таки, какой подход признает правильным КС РФ — первый или второй?

Сам факт отказа в жалобе, фраза «периода ее фактического неисполнения, но в пределах трех финансовых лет подряд» говорит о том, что второй.

С другой стороны, снова говорится о пределах трех финансовых лет подряд.

Опять же, несмотря на представленную Суду взаимоисключающую практику (посмотреть можно здесь.), КС РФ констатирует, что «оспариваемые заявителем нормы не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение и которая препятствовала бы единообразному их пониманию и применению правоприменительными органами».

Уважаемые коллеги, у кого какое мнение сформировалось? И сложилось ли оно?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector