Моральный вред при несчастном случае на

Моральный вред при несчастном случае на

Выплаты при несчастном случае на производстве со смертельным исходом

При несчастном случае на производстве, повлекшем смерть работника, работодатель обязан произвести следующие выплаты:

  • родственникам, проживавшим совместно с умершим, либо иждивенцам — сумму не выплаченной работнику ко дню смерти заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, а также иные причитающиеся платежи;
  • лицу, производившему захоронение, — социальное пособие на погребение.

Помимо этого могут производиться следующие выплаты:

  • возмещение морального вреда;
  • возмещение утраченного заработка иждивенцам;
  • суммы, предусмотренные локальными нормативными актами, коллективным договором, соглашениями или трудовым договором с работником.

Обоснование: Смерть работника вследствие несчастного случая на производстве влечет определенные финансовые обязательства как для органов социального страхования, так и непосредственно для работодателя.

Выплата зарплаты умершего работника

Так, ст. 141 Трудового кодекса РФ предусмотрена выплата заработной платы, не полученной ко дню смерти работника. Указанная статья оперирует лишь понятием «заработная плата», в состав которой входят в соответствии с ч. 1 ст. 129 ТК РФ вознаграждение за труд, а также компенсационные выплаты и стимулирующие выплаты.

Вместе с тем существуют и иные суммы, которые могли бы быть выплачены непосредственно работнику. К ним относится, в частности, компенсация за неиспользованные отпуска.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 83 ТК РФ смерть работника, пусть и в результате несчастного случая на производстве, является основанием для прекращения трудового договора. В момент прекращения трудового договора в силу ч. 1 ст. 127, ч. 1 ст. 140 ТК РФ компенсация за неиспользованный отпуск, равно как и заработная плата, приобретают статус сумм, причитающихся при увольнении. Кроме того, п. 1 ст. 1183 Гражданского кодекса РФ предусматривает право проживавших совместно с умершим членов его семьи, а также его нетрудоспособных иждивенцев на получение не только заработной платы, но и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию.

Также если к моменту смерти за работодателем имелась обязанность выплатить работнику какие-либо иные суммы (например, пособия по социальному страхованию), они подлежат выплате.

Порядок выплаты указанных сумм определяется в совокупности ст. 141 ТК РФ и ст. 1183 ГК РФ. Они выплачиваются проживавшим совместно с умершим работником членам его семьи или нетрудоспособному лицу, находившемуся на иждивении умершего (вне зависимости от места проживания) на день его смерти. Требование о выплате указанных сумм можно предъявить работодателю в течение четырех месяцев со дня открытия наследства (со дня смерти работника). Выплаты должны быть произведены не позднее недельного срока со дня подачи работодателю соответствующих документов. Для выплаты сумм необходимо предъявить работодателю заявление, документ, удостоверяющий личность, свидетельство о смерти работника, документы, удостоверяющие родство с ним и факт совместного проживания либо нахождение у него на иждивении. При пропуске четырехмесячного срока все причитавшиеся работнику суммы подлежат включению в состав наследства и наследуются на общих основаниях, то есть основанием для их выдачи будет соответствующее свидетельство о праве на наследование или судебное решение.

Пособие на погребение работника

Пунктом 1 ст. 10 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (далее — Закон N 8-ФЗ) предусмотрена выплата социального пособия на погребение.

Размер пособия определяется равным стоимости услуг, предоставляемых согласно гарантированному перечню услуг по погребению, указанному в п. 1 ст. 9 Закона N 8-ФЗ, но не превышающим (с учетом ежегодной индексации по состоянию на 01.02.2018) 5 701,31 руб. В районах и местностях, где установлен районный коэффициент к заработной плате, этот предел определяется с применением районного коэффициента.

В случае если умерший состоял в трудовых отношениях и, соответственно, подлежал обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, выплата производится работодателем.

Выплата производится лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего. Это могут быть как супруги, близкие родственники, иные родственники, законные представители умершего работника, так и иные лица. Социальное пособие на погребение выплачивается, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня смерти (п. 3 ст. 10 Закона N 8-ФЗ). Выплата производится в день обращения (п. 2 ст. 10 Закона N 8-ФЗ).

С 01.02.2019 для пособия на погребение предусмотрен коэффициент индексации 1,043 и его размер составляет 5 946,47 руб. (Постановление Правительства РФ от 24.01.2019 N 32).

Выплата материального ущерба в связи с несчастным случаем на производстве

В судебной практике имеются случаи взыскания с работодателя материального ущерба в связи с несчастным случаем на производстве (Кассационное определение Хабаровского краевого суда от 08.02.2012 по делу N 33-846).

Части 2 и 3 ст. 235 ТК РФ предусматривают для работника заявительный характер возмещения ущерба. Однако законом не предусмотрен порядок возмещения материального ущерба наследникам умершего работника. По нашему мнению, в таком случае можно воспользоваться в порядке аналогии правилами ст. 1183 ГК РФ. Соответственно, проживавшие совместно с умершим работником родственники или его иждивенцы могут обратиться к работодателю с заявлением о возмещении причиненного материального ущерба. Оно направляется работодателю, и тот обязан рассмотреть поступившее заявление и принять соответствующее решение в десятидневный срок со дня его поступления. При несогласии наследников с решением работодателя или неполучении ответа в установленный срок соответствующие действия или бездействие работодателя подлежат обжалованию в судебном порядке.

Возмещение морального вреда

В силу ч. 1 ст. 237 ТК РФ и ст. 1100 ГК РФ, если причиной несчастного случая, а равно обстоятельствами, сопутствовавшими несчастному случаю, стали неправомерные действия или бездействие работодателя, то на последнего возлагается материальная ответственность по возмещению морального вреда.

Законодателем определен порядок возмещения морального вреда непосредственно работнику. Так, в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

По нашему мнению, данные положения могут быть распространены и на родственников и иждивенцев умершего в результате несчастного случая на производстве работника.

Размер компенсации определяется соглашением родственников погибшего работника с работодателем. Это следует из применимой по аналогии закона ч. 1 ст. 237 ТК РФ, а также из п. п. 1 — 3 ст. 421 ГК РФ.

В случае недостижения согласия родственники погибшего могут обратиться в суд, где необходимо будет доказать факт причинения морального вреда и размеры его возмещения.

Возмещение иждивенцам утраченного заработка кормильца

Если несчастный случай на производстве, повлекший смерть работника, произошел по вине работодателя, то при наличии у умершего работника иждивенцев на работодателя может быть возложена обязанность по возмещению им утраченного заработка (п. п. 26, 33, 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

В силу п. 1 ст. 1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют:

  • нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания;
  • ребенок умершего, родившийся после его смерти;
  • один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими 14 лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе;
  • лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти.

В п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 указано, что в размер возмещения вреда не засчитываются выплачиваемые лицам в связи со смертью кормильца пенсии, заработок (доход), стипендия как до, так и после смерти кормильца.

Размер возмещения вреда может быть установлен по соглашению между иждивенцем умершего работника и работодателем, а в случае недостижения согласия — судом (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 25.07.2016 по делу N 33-11022/2016).

Выплаты, установленные работодателем

Локальными актами могут быть установлены положения о выплате компенсаций при несчастных случаях на производстве в случае смерти работника, случаи оказания родственникам умерших работников материальной помощи и т.п. (ст. 8 ТК РФ).

Аналогичного содержания положения могут быть предусмотрены и в актах социального партнерства — коллективных договорах и соглашениях (ст. 9 ТК РФ).

    Отраслевого соглашения по организациям, подведомственным Министерству спорта Российской Федерации, между Министерством спорта Российской Федерации и Общественной организацией «Общероссийский профессиональный союз работников физической культуры, спорта и туризма Российской Федерации» на 2018 — 2020 годы (утв. Минспортом России, Общественной организацией «Общероссийский профессиональный союз работников физической культуры, спорта и туризма Российской Федерации» 06.03.2018) предусмотрена возможность производства выплат родственникам работника в случае его смерти; — возможность установления единовременных денежных выплат членам семей работников сверх установленных законодательством в случае смертельного исхода, а также полное возмещение близким родственникам расходов на погребение сверх установленных законодательством РФ в случае смерти работника в результате несчастного случая, связанного с производством.

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс

Несчастный случай на объекте оператора связи

Должен ли оператор связи – владелец сооружения выплатить компенсацию родителям подростка, погибшего в результате несчастного случая (падение с вышки сотовой связи)? Нужно ли производить работнику выплаты в связи с несчастным случаем на производстве, если он сам виноват в происшествии? Может ли быть наложено дисциплинарное взыскание на пострадавшего сотрудника за несоблюдение им техники безопасности? Вправе ли он требовать возмещения морального вреда, если травма получена из-за его халатности?

Несчастный случай на вышке сотовой связи

Верховный суд в Определении от 20.05.2019 № 31-КГ19-1 рассмотрел следующую ситуацию. Несовершеннолетний через проем под забором, образовавшийся из-за усадки грунта, проник на территорию вышки сотовой связи. Забравшись на высоту 65 м, он сорвался и погиб. Родители погибшего обратились в суд с иском к оператору связи (владельцу сооружения) с требованием выплатить компенсацию морального вреда и компенсацию сверх возмещения вреда, предусмотренную ГрК РФ.

ВС РФ отметил, что владелец сооружения обязан соблюдать нормативные требования по защите объекта от доступа третьих лиц. Если вследствие невыполнения этого требования на объект проникло постороннее лицо и пострадало в результате несчастного случая, то владельцу придется возместить вред и уплатить компенсацию сверх возмещения вреда.

К сведению: подпунктом 1 п. 1 ст. 60 ГрК РФ в случае причинения вреда личности предусмотрена выплата собственником сооружения компенсации в сумме 3 млн руб. сверх возмещения вреда родственникам потерпевшего (родителям, детям, усыновителям, усыновленным), супругу в случае смерти потерпевшего.

Суд первой инстанции заявленные требования не поддержал и привел ряд доводов в пользу того, что отсутствуют основания для взыскания компенсации морального вреда:

наличие ограждения и запертой калитки явно свидетельствовало о том, что проход на территорию был запрещен;

наличие под ограждением проема, образовавшегося в результате оседания грунта, не свидетельствовало о свободном доступе к данному объекту. Проем образовался не по воле ответчика и лишь облегчил несанкционированный доступ, а его отсутствие в любом случае не являлось гарантией того, что на территорию вышки никто не мог бы проникнуть;

подросток попал на объект без разрешения. То, что он пролез под забором, не является установленным и обычным способом прохода на территорию объекта;

жизнь несовершеннолетнего зависела исключительно от его правопослушного поведения.

Однако Верховный суд с аргументами нижестоящих судов не согласился. Он обратил внимание на положения ст. 11 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент безо­пасности зданий и сооружений», согласно которой территория, необходимая для использования здания или сооружения, должна быть благоустроена таким образом, чтобы в процессе их эксплуатации не возникало угрозы наступления несчастных случаев и нанесения травм людям – пользователям зданиями и сооружениями в результате скольжения, падения, столкновения, ожога, поражения электрическим током, а также вследствие взрыва.

К сведению: Федеральный закон № 384-ФЗ принят в том числе в целях защиты жизни и здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества.

Оператором связи в силу п. 12 ст. 12 Федерального закона № 126-ФЗ признается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, оказывающие услуги связи на основании соответствующей лицензии. Операторы связи и застройщики при строительстве и реконструкции зданий, строений, сооружений (в том числе сооружений связи), а также при построении и эксплуатации сетей связи должны учитывать необходимость защиты таких объектов от несанкционированного доступа к ним (ч. 2, 3 ст. 7 Федерального закона № 126-ФЗ).

К сведению: сооружения связи – это объекты инженерной инфраструктуры (в том числе линейно-кабельные сооружения связи), созданные или приспособленные для размещения средств связи, кабелей связи (п. 27 Федерального закона № 126-ФЗ). Требования по защите сетей связи от несанкционированного доступа к ним и передаваемой посредством их информации утверждены Приказом Мин­информсвязи РФ от 09.01.2008 № 1 (далее – Требования).

Для защиты от несанкционированного доступа к сетям связи и передаваемой посредством их информации операторы связи должны предпринимать организационные и технические меры, направленные на предотвращение доступа к линиям связи, сооружениям связи, средствам связи, находящимся как внутри, так и вне сооружений связи, и передаваемой по сетям связи информации, осуществляемого с нарушением установленного этими операторами порядка доступа (п. 2 разд. I Требований).

К сведению: требования к обеспечению защиты сетей связи от несанкционированного доступа к ним и передаваемой посредством их информации различаются в зависимости от категории того или иного средства, сооружения либо линии связи сетей связи.

Так, для защиты от несанкционированного доступа к средствам связи, не входящим в состав узлов связи сетей фиксированной телефонной связи, сетей подвижной радиосвязи, сетей подвижной радио­телефонной связи, сетей подвижной спутниковой радиосвязи, сетей передачи данных, сетей телеграфной связи, операторы обязаны (п. 8 разд. II Требований):

оснастить контейнеры, в которых размещены средства связи, находящиеся вне сооружений связи, запирающими устройствами, тревожной и охранной сигнализацией;

установить распределительные устройства в местах, исключающих или существенно затрудняющих несанкционированный доступ к ним;

оборудовать распределительные кабельные шкафы запирающими устройствами и датчиками охранной сигнализации о несанкционированном доступе;

осматривать антенно-мачтовые и линейно-кабельные сооружения, в том числе колодцы кабельной канализации, оконечные кабельные устройства, размещенные в распределительных шкафах и коробках, в соответствии с порядком, установленным оператором связи, и вести журнал осмотра.

Таким образом, обеспечение защиты средств и сооружений связи от несанкционированного доступа к ним является обязанностью оператора связи как при возведении этих объектов, так и в процессе их эксплуатации.

К сведению: обеспечение защиты средств и сооружений связи от несанкционированного доступа к ним является мерой, защищающей сами средства связи как от действий третьих лиц с целью обеспечения бесперебойной работы связи, так и от возможного причинения вреда третьим лицам, в том числе вследствие проникновения их на такие сооружения.

Принимая решение о направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ВС РФ указал, что суды неверно распределили бремя доказывания, обязав родственников потерпевшего обосновать, какие нарушения допустил оператор связи. Наоборот, именно оператор обязан был доказать, что выполнил все требования регламентирующих документов и обеспечил надлежащую защиту сооружения связи. Из обстоятельств дела, по мнению суда, следовало, что территория вышки не была надлежащим образом изолирована.

Относительно компенсации сверх возмещения вреда Верховный суд обратил внимание на положения ч. 1 ст. 60 ГрК РФ: компенсация выплачивается в том числе в случае, если вред был причинен в результате нарушения требований к обеспечению безопасной эксплуатации сооружений.

Если несчастный случай произошел по вине работника…

У работодателя могут возникнуть вопросы в ситуации, когда производственная травма была получена работником по неосторожности. Может ли на него быть наложено дисциплинарное взыскание за несоблюдение работником техники безопасности? Нужно ли производить выплаты в связи с несчастным случаем на производстве и вправе ли работник требовать возмещения морального вреда, если травма была получена из-за его халатности?

К сведению: за совершение дисциплинарного проступка, то есть за неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить к нему следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям (ст. 192 ТК РФ).

Минтруд в Письме от 17.06.2019 № 14-2/ООГ-4235 обратил внимание на следующие положения ТК РФ:

дисциплина труда представляет собой обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с этим кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором (ст. 189 ТК РФ);

работник должен добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, трудовую дисциплину, требования по охране труда и обеспечению безопасности труда (ч. 2 ст. 21 ТК РФ).

Из приведенных норм следует, что работодатель может применить дисциплинарное взыскание к работнику, получившему травму по неосторожности.

При наложении на работника дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Порядок применения дисциплинарного взыскания определен ст. 193 ТК РФ. До этого работодатель должен потребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней такое объяснение работник не представит, составляется соответствующий акт.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под подпись в течение трех рабочих дней со дня издания, не считая времени отсутствия сотрудника на работе. Если тот отказывается ознакомиться с приказом (распоряжением) под подпись, составляется соответствующий акт.

К сведению: дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Нужно ли осуществлять работнику выплаты, если он сам виноват в несчастном случае на производстве?

Физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (п. 1 ст. 5 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ).

Если работник получил травму по неосторожности и был при этом привлечен к дисциплинарной ответственности, это не освобождает работодателя от обязанности произвести ему выплаты при несчастном случае.

Права работников, пострадавших в результате несчастного случая на производстве (пп. 1 – 3 п. 1 ст. 8 Федерального закона № 125-ФЗ)

Получение пособия по временной нетрудоспособности, которое назначается и выплачивается работодателем (п. 1, абз. 1 п. 7 ст. 15 Федерального закона № 125-ФЗ, ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ). Сумму таких выплат орган ФСС засчитывает в счет уплаты страховых взносов (абз. 1 п. 7 ст. 15 Федерального закона № 125-ФЗ)

Получение страховых выплат:

Оплата дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией пострадавшего

Перечисленные выплаты, кроме пособия по временной нетрудоспособности и оплаты отпуска (сверх ежегодного оплачиваемого отпуска) на весь период санаторно-курортного лечения и проезда к месту санаторно-курортного лечения и обратно, производит ФСС (п. 7 ст. 15 Федерального закона № 125-ФЗ).

К сведению: пособия и выплаты не назначаются, если правоохранительные органы установили, что несчастный случай на производстве произошел вследствие умысла пострадавшего работника (п. 2 ст. 14 Федерального закона № 125-ФЗ).

Работники, временная нетрудоспособность которых наступила в результате несчастного случая, не связанного с производством, имеют право на получение пособия по временной нетрудоспособности на общих основаниях в соответствии с Федеральным законом № 255-ФЗ.

Вправе ли работник требовать возмещения морального вреда, если травма получена из-за его халатности?

Из сложившейся судебной практики следует, что компенсация морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве присуждается работнику практически всегда.

Дело в том, что наличие вины работника автоматически не освобождает работодателя от обязанности выплаты такой компенсации. Однако установление вины потерпевшего работника в произошедшем несчастном случае зачастую является причиной снижения размера компенсации.

Так, в Апелляционном определении от 06.02.2018 по делу № 33-1214/2018 Нижегородский областной суд вынес решение в пользу пострадавшего от несчастного случая работника, применив при этом положения п. 2 ст. 1083 ГК РФ: грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, поэтому в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

определение размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве

Верховный Суд вынес Определение № 83-КГ19-12, в котором разъяснил нижестоящим инстанциям, что им следует принимать во внимание при определении размера компенсации морального вреда в связи с гибелью от несчастного случая на производстве.

Обстоятельства дела

Владимир Носов работал в ООО «Творец» сторожем. 31 января 2015 г., находясь на рабочем месте – строительной площадке при исполнении своих должностных обязанностей, он получил тяжкие телесные повреждения от Игоря Сивухина, который пытался совершить хищение имущества общества. От полученных телесных повреждений пострадавший скончался на месте.

Читайте также  Выход после декретного отпуска в 2020 году: порядок

По приговору Брянского областного суда Игорь Сивухин был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего), п. «з» ч. 2 ст. 105 (убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом) УК РФ, и ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

В ходе расследования уголовного дела было установлено, что обстоятельством, способствовавшим убийству, явилось отсутствие на стройке дополнительных мер безопасности, поскольку вход на территорию строительной площадки осуществлялся через проем, расположенный в сплошном заборе, при этом проход ничем не был закрыт, что позволило беспрепятственно проникнуть на объект.

Смерть Владимира Носова была признана несчастным случаем на производстве утвержденным директором актом. Указывалось, что были нарушены требования безопасности труда в строительстве, кроме того, отмечалось, что работодатель нарушил нормы ТК РФ в связи с непроведением специальной оценки условий труда, а также требования охраны труда.

Супруга и дети Носова обратились в Брянский районный суд Брянской области с иском к обществу о компенсации морального вреда, причиненного гибелью близкого человека вследствие несчастного случая на производстве. Истцы сослались на положения ст. 212, 237 ТК РФ и указали на причинение им нравственных и физических страданий, которые они рассматривают как моральный вред. Родственники погибшего попросили взыскать компенсацию в размере 1 млн руб. в пользу каждого.

Суд снизил размер компенсации в четыре раза

30 мая 2017 г. суд первой инстанции отказал в иске, апелляция оставила решение без изменения. 6 августа 2018 г., рассмотрев кассационную жалобу, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, и уже 2 ноября 2018 г. Брянский районный суд частично удовлетворил иск, взыскав с общества 750 тыс. руб. на всех истцов.

Суд установил, что приказом Брянского регионального отделения Фонда социального страхования супруге была назначена единовременная страховая выплата в размере 1 млн руб.

Разрешая спор, первая инстанция с учетом норм ГК о компенсации морального вреда и положений Трудового кодекса об охране труда отметила, что бездействие работодателя, выразившееся в неисполнении обязанности по созданию надлежащих условий труда и непринятии мер для недопущения беспрепятственного доступа на производственную территорию организации посторонних лиц, способствовало причинению смерти Владимиру Носову, в связи с чем пришла к выводу об обоснованности исковых требований.

При определении размера подлежащей взысканию с ООО «Творец» в пользу каждого из истцов компенсации морального вреда суд учел характер причиненных им нравственных страданий, обстоятельства дела, степень вины работодателя и отсутствие его умысла, требования разумности и справедливости, посчитав достаточной сумму в размере 250 тыс. руб. в пользу каждого из истцов. Апелляция оставила решение без изменения, после чего родственники погибшего вновь обратились в Верховный Суд.

ВС счел снижение размера компенсации необоснованным

Изучив материалы дела, высшая инстанция отметила, что в п. 32 и Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических и нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

ВС отметил, что в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Максимов против России» указано, что задача расчета размера компенсации является сложной. Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску. Национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, присужденной заявителю, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

Верховный Суд указал, что моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. К числу таких нематериальных благ относятся жизнь, здоровье (состояние физического, психического и социального благополучия человека), семейные и родственные связи. В случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации.

«Таким образом, право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом оснований и условий ответственности за причинение вреда, а именно физических или нравственных страданий потерпевшего, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага, неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда, причинной связи между неправомерными действиями и моральным вредом, вины причинителя вреда», – указано в определении.

Суд отметил: поскольку, предусматривая в качестве способа защиты нематериальных благ компенсацию морального вреда, закон устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, суду при разрешении спора о компенсации морального вреда необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон. При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении.

Однако, как указал ВС, в данном случае этого сделано не было. Первая инстанция сослалась лишь на общие принципы определения размера компенсации морального вреда, закрепленные в положениях ст. 151, 1101 ГК, однако не применила их к спорным отношениям. Кроме того, суд не учел индивидуальные особенности личности каждого из истцов и не дал оценки их доводам о том, что утрата близкого человека привела в том числе к разрыву их семейных связей.

Взыскивая в пользу каждого из истцов равную сумму компенсации морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что степень и характер нравственных страданий у них одинаковы и что сумма в 250 тыс. руб. является достаточной. Также суд не указал, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер компенсации морального вреда и какие из этих обстоятельств послужили основанием для уменьшения суммы компенсации морального вреда, заявленной истцами.

В решении суда, отметил ВС, также не приведены мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана в числе обстоятельств, учитывавшихся при определении размера компенсации морального вреда. При этом не дана оценка доводам о том, что одной из причин смерти Владимира Носова на производстве явилось бездействие работодателя, выразившееся в необеспечении охраны труда и безопасных условий труда, что способствовало совершению преступления.

Кроме того, Суд указал, что в нарушение ст. 329 ГПК в апелляционном определении не приведены мотивы, по которым судом не приняты во внимание доводы жалобы истцов о требованиях разумности, справедливости и соразмерности компенсации морального вреда последствиям нарушения, об обстоятельствах и причинах гибели Владимира Носова, находившегося в момент смерти при исполнении трудовых обязанностей, о степени вины работодателя.

Таким образом, Верховный Суд определил решения нижестоящих инстанций отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Моральный вред при несчастном случае на

Ограничение по возрасту

В Управление Роспотребнадзора по Республике Алтай участились жалобы граждан на отсутствие противоголедных мероприятий на дорогах и тротуарах города. 16 и 17 ноября поступило несколько обращений по поводу невозможности автобусов подняться на некоторые улицы из-за гололеда и отсутствия подсыпки дороги. Мониторинг ситуации по уличному травматизму показал, что за прошедшую неделю пять граждан травмировались на улицах столицы региона.

Если здоровью человека причинен вред, то в соответствии с законодательством он должен быть возмещен. Поэтому, когда травма получена по причине ненадлежащего содержания вверенной территории, можно обратиться с иском в суд. Главное – установить виновника вреда, а им является та организация, в чьи обязанности входит обеспечение уборки территории, на которой получена травма. Если происшествие произошло н придомовой территория – то это будет управляющая компания, если на ступеньках магазина или учреждения, то собственник здания, если на улице, остановке или других общественных местах, то ответственным будет муниципальное образование.

С наступлением прохладной погоды на прошедшей неделе из-за ненадлежащей работы коммунальных служб по проведению противогололедных мероприятий, расчистке снега, травмы и ушибы различной степени тяжести в Горно-Алтайске получили 5 человек.

Обращаем ваше внимание! В Республике Алтай существует положительная претензионная и судебная практика по фактам возмещения вреда вследствие травматизма. В пользу пострадавших удовлетворено 8 исковых заявлений, подготовленных Консультационным центром по защите прав потребителей. С ответчиков взыскана денежная сумма в размере 1 109 490.62 рублей.

Если вы упали в результате гололеда, или поскользнулись на скользких ступеньках магазина и упав не знаете, как поступить, то:

1.Ни в коем случае сразу не покидайте место, где произошла травма. Необходимо вызвать «скорую», которая отметит место и время происшествия. По возможности записать фамилии и адреса лиц, оказавшихся свидетелями произошедшего. Попросите свидетелей снять случившееся на видео или сделайте фотосъемку.

2.Необходимо обратиться в медицинское учреждение.Получите от медицинской организации больничную справку с точным указанием скользкого места и заключением о телесных травмах, а также направлением на лечение, чеками и квитанциями на приобретенные лекарства и оплаченные медицинские услуги.

3.Установлените виновника трагедии.

4.Как только установили виновника, обращайтесь к нему с претензией лично или заказным письмом, выдвинув требование о компенсации причинения вреда. Если собственник отказывается признать вину, обращайтесь с исковым заявлением в суд.

Пострадавший гражданин вправе требовать:

1.Сумму утраченной заработной платы за период нахождения на лечении.

2.Дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств;

3.Компенсацию морального вреда, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания;

4.Возмещения вреда имуществу, которому был причинен ущерб при падении на гололеде или в иной травмоопасной ситуации;

5.Судебные расходы, в том числе на оплату услуг представителя.

Обратите внимание! Если ответчиком по иску будет администрация муниципального образования, учреждения или прочая организация в которой вы не являлись потребителем, то при подаче судебного иска потребуется уплата государственной пошлины. А вот если травма получена на территории, принадлежащей магазину или исполнителю услуг, то вы освобождаетесь от уплаты государственной пошлины.

Кроме того, при удовлетворении судом требований, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя продавца (исполнителя), за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Для получения консультации и подготовки претензионных материалов, исковых заявлений по вопросам защиты прав потребителей, Вы можете обратиться к специалистам Управления Роспотребнадзора по Республике Алтай Консультационного центра по защите прав потребителей ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в РА» по г. Горно-Алтайск, пр. Коммунистический, 173, тел. 6-36-22, 64241.

(c) Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Алтай, 2006—2015 г.

Все права на материалы, размещенные на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах.
При использовании материалов сайта необходима ссылка на источник

Адрес: 649002, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, проспект Коммунистический, 173

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector