Мошенничество договор займа

Мошенничество договор займа

Договор займа как мнимая сделка

Эта статья о том, как суд признал договоры займа мнимыми сделками. Причины для этого простые — денежные средства хоть и были перечислены на расчетный счет заемщика, фактически не выбывали из владения заимодавца, поскольку они вернулись к нему обратно по другим договорам купли-продажи. Намерение сторон мнимой сделки было создание взаимной кредиторской задолженности.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2014г. № 09АП-44400/2014 по делу № А40-7433/14.

Обстоятельства дела:

Кредитор обратился в рамках дела о банкротстве к должнику с требованием о включении задолженности в реестре требования кредиторов. Сама задолженность возникла по договорам займа в результате неисполнения заемщиком своих обязательств по возврату денег. Денежные средства заимодавца были перечислены заемщику на расчетный счет. Также между этими же лицами были заключены договора купли-продажи векселей, по которым должник расплатился с кредитором за покупку векселей, указанными выше заемными средствами.

Выводы суда:

1. Из банковской выписки заемщика следует, что за период, предшествующий зачислению заемных денежных средств на расчетный счет от заимодавца, не позволял заемщику исполнить свои обязательства по другим договорам купли-продажи векселей. В деле отсутствуют доказательства, что заемные средства истрачены были на какие-либо иные хозяйственные цели, а не на покупку векселей по указанным договорам купли — продажи.

2. Договоры займа, имеют признаки мнимости, поскольку они заключены с намерением показать иным кредиторам видимость наличия возникших прав и обязанностей, а денежные средства полученные по договорам займа не были направлены на финансирование текущей деятельности заемщика. Значит спорные договора займа являются ничтожными, мнимыми сделками.

3. Целью покупки заемщиком векселей на деньги самого векселедателя являлось участие заемщика в качестве кредитора в деле о банкротстве заимодавца, а не извлечение прибыли, что доказывает ничтожность договоров займа как мнимых. В спором случае заемщик вел себя не добросовестно, намереваясь причинить вред кредиторам заимодавца, что в силу ст.10 ГК РФ является основанием для отказа в правовой защите.

4. Имеются судебные акты по другим арбитражным дела, которые имеют преюдициальное значение для настоящего спора, и в рамках, которых было установлено, что денежные средства заимодавца по договорам займа не выбывали из его владения и вернулись к нему в рамках договора купли-продажи векселей для того, чтобы создать взаимную кредиторскую задолженность.

Комментарии юриста:

1. Кредитор, заявивший требование, не смог доказать суду, что заемные средства были потрачены должником для своих хозяйственных целей в результате чего, суд пришел к выводу, что договора займа мнимые, заключенные лишь для вида и не создающие соответствующих правовых последствий.

2. Заключая договоры займа, заимодавец злоупотребил своим правом, нанес вред всем остальным кредиторам должника, поэтому он не должен получить судебную защиту, в виде удовлетворения его требования о включении задолженности по договорам займа в реестр требований кредиторов.

3. Значимую роль в доказывании мнимости спорных сделок сыграли преюдициальные акты по другим арбитражным делам, поскольку в них были установлены обстоятельства значимые и для настоящего спора. Например, что полученные заемщиком от заимодавца деньги вернулись последнему в качестве оплаты за ценные бумаги по другим договорам купли-продажи.

4. Обе стороны в сделках являлись банкротами, а законодательство о банкротстве предусматривает определенный порядок расчетов должника со своими кредиторами, заключив мнимую сделку, ее стороны нарушили права других кредиторов уже включенных в реестр на получение долга.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Адвокат добился оправдания доверителя, обвиняемого в хищении полученных по договору займа 1,5 млн долларов

5 декабря 2019 г. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда согласилась с законностью, обоснованностью и справедливостью приговора Черёмушкинского районного суда, который оправдал обвиняемого в хищении 1,5 млн долларов США, полученных в результате заключения договора займа с потерпевшим.

Об особенностях дела и недостатках обвинительного заключения «АГ» рассказал адвокат АП г. Москвы Олег Пантюшов, защищавший подсудимого.

Заемщик не вернул долг в размере 1,5 млн долларов

Олег Солодовников в период с ноября 2010 г. по декабрь 2011 г. предоставил Александру Лившицу несколько займов на общую сумму более 1,5 млн долларов США, последний обязался вернуть долг до 24 декабря 2012 г. Поручителем выступил дядя заемщика, который, будучи другом Олега Солодовникова, убедил того в целесообразности предоставления займов.

Когда срок исполнения обязательства наступил, Александр Лившиц попросил отсрочку, указав, что сможет отдать долг после реализации бизнес-проектов. Олег Солодовников согласился, но срок возврата затянулся, поэтому в 2014 г. заимодавец обратился в суд с иском о взыскании долга. В октябре 2015 г. Кузьминский районный суд удовлетворил требования в полном объеме, после чего Олег Солодовников подал исковое заявление о взыскании с контрагента процентов за пользование чужими денежными средствами, которое было удовлетворено в мае 2016 г. Во исполнение указанных актов заемщик вернул около 460 тыс. руб.

Позднее заимодавец потребовал признать Александра Лившица банкротом, поскольку тот не возвращал долг, и в марте 2018 г. Арбитражный суд Московской области признал его несостоятельным (дело №А41-55787/17). При этом еще в июне 2016 г. Олег Солодовников обратился в правоохранительные органы с заявлением о том, что указанные денежные средства были похищены у него Александром Лившицем. 15 мая 2019 г. прокурор утвердил обвинительное заключение, в соответствии с которым мужчине вменялось совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса.

Заключение договора займа как способ хищения

Гособвинитель настаивал на том, что Александр Лившиц совершил мошенничество в особо крупном размере – путем злоупотребления доверием похитил у Олега Солодовникова более 1,5 млн долларов США. По версии следствия, Александр Лившиц заключил договор займа и выдал расписки о получении денег исключительно с целью придания своим преступным действиям законного «вида».

Прокурор обращал внимание на то, что, несмотря на наличие гражданско-правовых обязательств и финансовой возможности, подсудимый долг не отдал. Более того, как указано в обвинительном заключении, в целях сокрытия имущества, на которое могло быть обращено взыскание, в 2015 г. мужчина подарил своей матери значительную его часть.

Адвокат указал не недопустимость осуждения за совершение сделки

Олег Пантюшов настаивал на том, что обвинение не смогло подтвердить введение в заблуждение потерпевшего действиями Александра Лившица и злоупотребление последним доверием Олега Солодовникова. Следствие, по мнению защитника, не доказало факты хищения денежных средств и их обращение в пользу подсудимого, а также наличие умысла и преступного укрывательства имущества со стороны доверителя.

Адвокат обратил внимание суда на то, что суммы займа были получены в 2010–2011 гг. Подсудимый обязался вернуть деньги в 2012 г. При этом часть своего имущества он подарил своей матери только в 2015 г. «Слишком много времени прошло после получения займа, чтобы эти действия можно было квалифицировать как вывод имущества», – отмечал Олег Пантюшов в прениях. Кроме того, законность указанных сделок проверялась Раменским городским судом Московской области по иску Олега Солодовникова, в удовлетворении этих требований было отказано.

Адвокат напомнил, что согласно Постановлению Пленума ВС от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии такого умысла, по мнению ВС, может свидетельствовать в том числе заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство. Соответственно, наличие у Александра Лившица денег для возврата долга свидетельствовало о его добросовестности и финансовой состоятельности как заемщика, а не о наличии у него умысла на совершение мошенничества.

«Умысел доказывается не фактической возможностью возвратить денежные средства, а, напротив, невозможностью возвратить денежные средства на момент их получения», – подчеркивал Олег Пантюшов, выступая в суде первой инстанции. Адвокат также обратил внимание на то, что потерпевший знал о наличии у подсудимого высокодоходного бизнеса и именно поэтому, будучи уверенным в платежеспособности подсудимого, «кредитовал» его, что сам Олег Солодовников не отрицал.

Защитник отметил, что материалы дела содержали анализ движений по расчетному счету Александра Лившица, из которого следовало, что тот инвестировал в свои компании денежные средства в суммах, значительно превышающих предоставленные Олегом Солодовниковым, в периоды после получения денег от последнего. «По смыслу закона предметом мошенничества является такое имущество, которое по отношению к виновному лицу является заведомо для него чужим, то есть виновное лицо не является его собственником или законным владельцем, имущество не находится в совместной собственности виновного и других лиц, а также не является предметом гражданско-правового спора виновного с другими лицами», – указывал адвокат.

Первая инстанция и апелляция поддержали позицию защитника

Проанализировав материалы дела, Черёмушкинский районный суд г. Москвы пришел к выводу, что между потерпевшим и подсудимым в течение многих лет складывались гражданско-правовые отношения, возникшие в результате заключенного между ними договора займа, который сторонами не оспаривался. Первая инстанция отметила, что после наступления срока возврата долга Олег Солодовников долгое время не обращался с заявлением о хищении, а реализовывал свое право на защиту в порядке гражданского судопроизводства.

Районный суд посчитал, что представленные обвинением доказательства не уличают Александра Лившица в совершении мошенничества, а лишь свидетельствуют о том, что между ним и потерпевшим был заключен и реализован договор займа на сумму чуть более 1,5 млн долларов США, который предусматривал лишь одно условие – обязанность Лившица вернуть указанную сумму не позднее 24 ноября 2012 г.

Органами предварительного следствия не было представлено достаточных и убедительных доказательств того, что подсудимый не намеревался исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение, указано в приговоре.

Кроме того, как отметил суд, показания свидетелей защиты подтверждали, что потерпевший давал Александру Лившицу в долг денежные средства, в том числе и под проценты, на развитие бизнеса последнего, то есть желал получать доход от вкладываемых денежных средств в рентабельный до определенного времени бизнес подсудимого.

Свидетели также сообщили, что между Лившицем и Солодовниковым существовали долговые отношения, в рамках которых Лившиц вносил заемные денежные средства на счет своей компании в качестве займов и получал обратно на свой личный счет, после конвертировал в валюту с целью возврата заимодавцам, в том числе и Солодовникову. Анализ имеющихся доказательств позволил суду сделать вывод о том, что в период получения займов от потерпевшего подсудимый действительно вел активную финансово-хозяйственную деятельность.

«Утверждение обвинения о том, что расписка о получении <…> денежных средств и договор займа <…> были составлены Лившицем А.М. во исполнение своих преступных намерений <…> в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида, противоречит требованиям ст. 808 ГК РФ, которой предусмотрено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает десять тысяч рублей, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей», – указано в приговоре. Соответственно, составление таких документов не свидетельствует о намерении сторон избежать ответственности по взятым на себя обязательствам, решил суд.

Первая инстанция учла показания матери Александра Лившица, которая сообщила, что она и ее муж, отец подсудимого, в 2001 г. приобрели два земельных участка, на которых ими же были построены два дома, и фактически являлись собственниками указанного имущества. По семейным обстоятельствам юридически оно было оформлено в собственность их сына, который по просьбе умершего в 2015 г. отца передал право собственности на это имущество матери.

Суд согласился, что обвинение не предоставило доказательств того, что указанное имущество было приобретено подсудимым в результате преступных действий, в том числе на денежные средства, полученные в 2011 г. от потерпевшего. Первая инстанция отметила, что договоры дарения были оспорены потерпевшим, но в апреле 2017 г. Раменский городской суд Московской области пришел к выводу, что оснований для установления факта злоупотребления правом со стороны Александра Лившица с целью вывода имущества из-под взыскания кредитора не имеется, и отказал в удовлетворении иска.

Черёмушкинский районный суд также отверг довод обвинения о том, что умысел подсудимого на хищение был обусловлен наличием у него возможности вернуть деньги. Как указано в приговоре, неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору предусматривает гражданско-правовую ответственность, к которой и был привлечен Александр Лившиц.

В конечном итоге суд пришел к выводу, что все связанные с договором займа от 24 ноября 2011 г. взаимоотношения между подсудимым и потерпевшим носят исключительно гражданско-правовой характер. Наличие данной гражданско-правовой сделки исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием, подчеркнул суд.

На этом основании 14 октября 2019 г. Черёмушкинский районный суд вынес Александру Лившицу оправдательный приговор (дело № 01-0358/2019).

Сторона обвинения попыталась оспорить указанный акт в апелляционном порядке, однако 5 декабря 2019 г. Московский городской суд подтвердил законность, обоснованность и справедливость приговора (дело № 10-22099/2019).

Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда подчеркнула, что неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору предусматривает гражданско-правовую ответственность, которая и была реализована посредством обращения Олега Солодовникова в суд за защитой нарушенного права.

Защитник рассказал о недостатках позиции обвинения

Комментируя «АГ» оправдательный приговор и апелляционное определение, Олег Пантюшов отметил противоречивость обвинительного заключения, о чем он говорил и в ходе судебного разбирательства. Так, адвокат обратил внимание суда на то, что очень сомнительно расценивать сделки по отчуждению имущества, совершенные в 2015 г., в качестве реализации преступного умысла деяния, совершенного в 2010–2011 гг.

Защитник подчеркнул, что в рамках судебного следствия был установлен факт внесения подсудимым полученных по договору займа денежных средств на счета подконтрольных ему юридических лиц.

По словам Олега Пантюшова, прокурор в суде первой инстанции ссылался на то, что подсудимый похитил денежные средства сразу после получения займа (это же отражено в обвинительном заключении). Однако в апелляционном представлении он изменил свою позицию и согласился с доводом защиты о том, что деньги были внесены на счета компаний. «Между тем в суде апелляционной инстанции гособвинитель пытался обосновать, что инвестирование в бизнес было сделано для «вида», а на самом деле мой подзащитный таким образом похитил деньги, поскольку получил от компаний вложенные денежные средства обратно, но заем не вернул», – рассказал адвокат.

Он подчеркнул, что относительно возврата займа позиция подзащитного состояла в том, что заем был полностью возвращен с процентами, но не было получено подтверждающих документов, так как такой порядок сложился в силу длительных финансовых отношений между ним и потерпевшим. Однако в судах общей юрисдикции эта позиция не устояла.

Защита обратила внимание на то, что его доверитель не стал признавать вину и занимал одну и ту же позицию на протяжении всего срока судебного следствия. Олег Пантюшов также отметил, что удалось добиться и достаточно мягкой меры пресечения – его доверитель находился под подпиской о невыезде.

По словам адвоката, на сегодняшний день о планах гособвинения по обжалованию оправдательного приговора в суде кассационной инстанции ничего не известно.

Мошенничество с займами

Кредитные взаимоотношения в современном обществе приобретают все большие масштабы. Если верить статистическим сводкам, практически каждый совершеннолетний россиянин хотя бы раз в жизни использовал заемные средства.

Ввиду того, что займы становятся неотъемлемой частью жизни человека, все чаще на данную сферу обращают внимание мошенники. В том случае, если займ берется в банке, возможность обмануть доверчивых клиентов у мошенников минимальная.

Но если речь идет о частных займах, то тут следует быть предельно внимательными.

Основные мошеннические схемы

В настоящее время мошенники достигли небывалых высот в освоении кредитного рынка. Существует огромное количество мошеннических операций, главной целью которых является обман граждан. Среди наиболее популярных вариантов можно назвать:

  1. Требование предоплаты. Если у клиента просят внести предоплату якобы для подтверждения платежеспособности, то скорее всего он столкнулся с мошенниками, и стоит отказаться от сделок с ними.Предоплата может быть установлена по самым различным предлогам, от оплаты услуг нотариуса до вопросов страхования кредита. Однако следует помнить, что подобные требования противозаконны, и ни в коем случае нельзя перечислять средства мошенникам, иначе человек рискует навсегда расстаться со своим деньгами.
  2. Обман при оформлении договора займа. Как показывает статистика, данная мошенническая схема продолжает оставаться одной из наиболее распространенных. Мошенники пользуются низкой юридической грамотностью клиентов, и наживаются на этом. Как правило, условия займа сформулированы таким образом, чтобы человек, несведущий в подобных делах ничего не понял. Также важные пункты соглашения печатаются мелким шрифтом, которые многие попросту не замечают. Ну и не стоит забывать о тех гражданах, которые изначально доверяют кредитной организации и даже не пытаются прочитать и разобрать условия соглашения. Как итог – пользователь подписывает кабальный договор займа с мошенниками и несет значительные потери.
  3. Обманные действия с банковскими картами и электронными платежными системами. Преступники постараются сделать все возможное, чтобы получить от пользователя конфиденциальные данные, в частности номер банковской карты и код от нее, логин и пароль от личных кабинетов в электронных платежных системах (ЯндексДеньги, QIWI, Webmoney и т.д.) Как только они получат желанные данные, моментально со четов пользователя исчезнут все его накопления, а мошенники прекратят свою работу.
  4. Мошенничество при погашении кредита. Преступники также часто пользуются невнимательностью заемщика. При погашении займа заемщик должен получить расписку, согласно которой все средства были возвращены кредитной организации. При отсутствии расписки невозможно доказать, что деньги действительно были перечислены. Далее кредитор обращается в суд, и пользователю приходится еще раз погашать займ.
  5. Получение персональных документов клиента. Ни в коем случае нельзя передавать мошенникам свои персональные данные, а также копии документов. В противном случае оформить кредит на подставное лицо по вашим документам не составит труда.
  6. Обман клиента банковскими организациями. Нередко пользователи даже солидных банков сталкиваются с тем, что они вынуждены оплачивать не только тело займа, но и различные операции, которые не предусмотрены кредитным соглашением.

Преимущества компании

Включите звук на видео!!

Консультация юриста по мошенничеству бесплатно

Бесплатная горячая линия
(Москва и регионы РФ)

Консультации в мобильном приложении

Как итог – расходы заемщика значительно возрастают. Если клиент сталкивается с подобной ситуацией, необходимо сразу же обратится к представителям банка за разъяснениями, а также привлечь к разбирательству сотрудников прокуратуры.

Как избежать обмана

Как только заемщик находит кредитора с наиболее приемлемыми условиями займа, необходимо убедится в том, что он не является мошенником. Для этого необходимо предельно внимательно подходить к вопросу получения займа. В целом, эксперты рекомендуют придерживаться следующих правил:

  1. Все условия договора займа должны быть тщательно изучены. Это не даст мошенникам навязать заемщику дополнительные услуги или обмануть с процентами по кредиту. В частности, особое внимание стоит уделить тем моментам, которые определяют условия получения займа, сроки сделки и процентные ставки;
  2. В том случае если договор займа не соответствует ожиданиям пользователя, он вправе предложить кредитору внести в него определенные правки. Мошенники на подобные условия вряд ли пойдут и будут всячески настаивать на необходимости существующего документа;
  3. В идеале условия кредитования должны быть изучены грамотным юристом, который спрогнозирует возможность мошеннических операций при взаимодействии с кредитором, и позволит устранить все проблемные моменты в соглашении;

Получение наличных средств должно происходить только после того, как соглашение подписано, и исключительно в присутствии нотариуса.

Уголовная ответственность

Если пользователь напрямую столкнулся с действиями мошенников, необходимо сразу же обратится в правоохранительные органы с соответствующим заявлением. На его основании будет возбуждено уголовное дело по статье 159.1 УК РФ. Данная норма обозначает ответственность для преступников в следующих пределах:

  1. Денежный штраф в размере 120 тыс. рублей (300 тыс. рублей, если действовала группа мошенников, и 500 тыс. рублей, если в преступлении принимало участие должностное лицо);
  2. Исправительные работы на срок до 2 лет и обязательные работы на период от 360 до 480 часов;
  3. Принудительные работы на 2 года при мошенничестве с частными займами (до 4 лет будет увеличен срок в случае наличия преступной группы, и 5 лет грозит должностному лицу за аналогичное преступление);
  4. Тюремное заключение, установленное на срок в 120 дней для частного лица, 4 лет — для организованной группы и 5 лет для должностного лица и чиновника.
Читайте также  Какой срок давности за нарушение ПДД?

Параллельно с тем, ст. 159.1 УК РФ предусматривает, что существует вероятность более сурового наказания. Главным образом в качестве отягчающего фактора выступит размер похищенных средств. Если мошенники обманули более чем на 6 млн. рублей, то в их отношении будет установлен денежный штраф в размере 1 млн. рублей и тюремное заключение на 10 лет.

Когда могут обвинить в мошенничестве в сфере кредитования (ст.159.1 УК РФ)

Статья 159.1 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество в сфере кредитования. Обязательным признаком данного вида мошенничества, помимо перечисленных выше, является особый субъект преступления, которым может выступать только заемщик. Способом совершения преступления является представление банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений.
Обман в сфере кредитования — это предоставление банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений для безвозмездного обращения денежных средств (наличных или безналичных) в свою пользу или пользу третьих лиц при заведомом отсутствии намерения их возвращения в соответствии с условиями договора.
Мошенничество признается совершенным в сфере кредитования только в случае представления кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, необходимых для получения кредита. Если же лицо целиком и полностью выдает себя за другого человека, то его действия будут квалифицированы по ст. 159 УК РФ как обычное мошенничество.
В том случае, если создается коммерческая организация, имеющая своей целью хищение кредитных средств и не имеющая намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, то это полностью охватывается составом рассматриваемой нормы.
В качестве примера можно рассмотреть следующую ситуацию.
Генеральный директор ООО «Л» обращается в банк за получением кредита в сумме 10 млн руб. для нужд своей организации. Однако он предоставляет в банк заведомо ложные и недостоверные сведения, а именно не соответствующие действительности учредительные документы, а также документы относительно финансово-хозяйственной деятельности, содержащие ложные сведения о прибыли (либо стоимости имущества, передаваемого в залог). По результатам рассмотрения данных документов банк принимает положительное решение, денежные средства в качестве кредита предоставляются, однако обязательства по погашению кредита ООО «Л» не выполняет. Банк, видя, что кредит не возвращается, начинает проводить свои проверочные мероприятия. Его службы безопасности, где, как правило, работают бывшие сотрудники правоохранительных органов, запрашивают сведения в налоговых органах, анализируют в совокупности имеющуюся информацию и получают данные о предоставлении ложных и недостоверных сведений при обращении за получением кредита. После этого представители банка обращаются в правоохранительные органы. В данном случае действия генерального директора ООО «Л» будут квалифицированы по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ.
Части 2 — 4 ст. 159.1 УК РФ предусматривают ответственность за мошенничество в сфере кредитования, совершенное:
— группой лиц по предварительному сговору;
— лицом с использованием служебного положения, а равно в крупном размере;
— организованной группой либо в особо крупном размере. Определение размеров ущерба дано в примечании к ст. 159.1 УК РФ.
Крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 1 млн 500 тыс. руб., а особо крупным — 6 млн руб.
Иногда возникают сложности в применении ст. 159.1 УК РФ ввиду схожести с составом преступления, предусмотренным ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита). Рассмотрим, по каким критериям можно разграничить указанные смежные составы преступлений.
— Во-первых, если в ст. 159.1 УК РФ субъектом преступления является заемщик (при этом нет указания, является ли он физическим лицом или представителем юридического лица (как например, заместитель генерального директора)), то ст. 176 УК РФ четко указывает на то, что речь идет о получении кредита либо льготных условий кредитования индивидуальным предпринимателем или руководителем организации.
— Во-вторых, ст. 159.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность исключительно за хищение денежных средств (товара), предоставляемых в качестве кредита, в то время как ст. 176 УК РФ устанавливает ответственность не только за получение кредита в виде денежных средств (товара), но и льготных условий кредитования (например, уменьшение процентной ставки).
— В-третьих, самым сложным и спорным моментом является установление умысла. Так, если при квалификации действий по ст. 159.1 УК РФ умысел лица должен быть изначально направлен на хищение денежных средств, предоставляемых в качестве кредита (лицо не планирует возвращать кредит), то при применении ст. 176 УК РФ умысел виновного направлен исключительно на незаконное получение кредита, для чего и предоставляются заведомо ложные сведения банку или иному кредитору о хозяйственном положении либо финансовом состоянии организации, но в дальнейшем кредит возвращается в установленном порядке.
В связи с этим вернемся к приведенному нами примеру.
Если бы генеральным директором ООО «Л» были предоставлены в банк заведомо ложные сведения относительно финансово-хозяйственной деятельности компании исключительно для целей получения кредита, но в дальнейшем ООО «Л» возвращало бы в установленном порядке полученный кредит, то действия генерального директора были бы квалифицированы по ст. 176 УК РФ.
Согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ, крупным ущербом признается ущерб в сумме, превышающей 2 млн 250 тыс. руб., а особо крупным — 9 млн руб.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector