Неправильный диагноз – помощь юриста

Неправильный диагноз – помощь юриста

Ребенку поставили неправильный диагноз

Согласно ч. 1 ст. 70 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон об охране здоровья) лечащий врач устанавливает диагноз, который является основанным на всестороннем обследовании пациента и составленным с использованием медицинских терминов медицинским заключением о заболевании (состоянии) пациента, в том числе явившемся причиной смерти пациента.

Диагноз, как правило, включает в себя сведения об основном заболевании или о состоянии, сопутствующих заболеваниях или состояниях, а также об осложнениях, вызванных основным заболеванием и сопутствующим заболеванием.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Закона об охране здоровья медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории РФ всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации.

Согласно ч. 2 ст. 76 Закона об охране здоровья медицинские профессиональные некоммерческие организации разрабатывают, в том числе с учетом результатов клинической апробации, и утверждают клинические рекомендации (протоколы лечения) по вопросам оказания медицинской помощи.

Аналогичные нормы закреплены в Критериев оценки качества медицинской помощи, утвержденных приказом Минздрава России от 07.07.2015 № 422ан (далее — Критерии оценки). В п. 1 Критериев оценки говорится, что критерии оценки качества медицинской помощи сформированы на основе порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи, утвержденных Министерством здравоохранения РФ, клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разработанных и утвержденных медицинскими профессиональными некоммерческими организациями.

К критериям, перечисленным в п. 3 Критериев оценки, применяемым при оценке качества медицинской помощи, отнесены в том числе установление клинического диагноза на основании данных анамнеза, осмотра, данных лабораторных, инструментальных и иных методов исследования, результатов консультаций врачей-специалистов, предусмотренных стандартами медицинской помощи, а также клинических рекомендаций (протоколов лечения).

В Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем десятого пересмотра (МКБ 10) в широком смысле слова, под термином «алкоголь», отраженном в рубрике Т.51 «Токсическое действие алкоголя», имеют в виду различные спирты – этиловый, метиловый, пропиловый и др. В нашем обиходе, официальной, специальной научной литературе, средствах массовой информации понятие и, соответственно, название «алкоголь» связано с этиловым спиртом, имеющим шифр в МКБ 10 – Т51.0.

В связи с тем, что диагноз, установленный врачами при подаче запроса на консультацию, указан без кода МКБ, будем принимать за исходный код МКБ — Т51.

Так, согласно Федеральным клиническим рекомендациям «Токсическое действие алкоголя», утвержденных Межрегиональной благотворительной общественной организацией «Ассоциация клинических токсикологов» (далее — Клинические рекомендации) в 2015 году, клиническая диагностика проводится по общепринятому принципу диагностики острых отравлений, тем не менее, имеются определенные особенности, связанные с известной спецификой токсиканта, употребляемого часто вне дома, в точках общепита, общественных местах и т.д.

Процесс клинической диагностики основывается на оценке наличия (или отсутствия) характерных для этих отравлений симптомов и синдромов. Естественно, что ведущим специфическим является нарушение сознания с оценкой глубины его расстройства. Характерными, но более общими являются сомато-вегетативные проявления, состояние функции дыхания, сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта.

В п. 6.2.1 Клинических рекомендаций предусмотрена химико-токсикологическая лабораторная диагностика.

Исследование уровня этилового алкоголя в крови и в моче является обязательным. Определение этилового алкоголя в крови и моче проводится два раза с промежутком один час с целью подтверждения результата первого исследования.

В зависимости от ситуации и цели исследования, помимо крови и мочи, спирты можно определять в слюне, спинномозговой жидкости, промывных водах желудка. С диагностической точки зрения необходимо в обязательном порядке исследовать кровь и мочу, чтобы по соотношению концентрации этанола в этих биосредах определить фазу отравления (резорбция или элиминация).

Согалсно п. 6.2.2 Клинческих рекомендаций клинико-биохимическая диагностика проводится по общепринятому алгоритму, т.е. в обязательном порядке выполняются общий (клинический) анализ крови, мочи, биохимический анализ крови (общий билирубин, прямой билирубин, общий белок, глюкоза, мочевина, креатинин). Кратность проведения этих исследований будет зависеть от тяжести отравления и длительноти пребывания пациента в стационаре. Помимо этого выделяются методы, которые можно охарактеризовать как «специфичные» для данной патологии и проводимые с целью диагностики и оценки тяжести отравления. К таким методам следует отнести определение КОС, натрия, калия, кальция, хлоридов в сыворотке крови, а также АЛАТ, АСАТ. Эти исследования являются обязательными. Как дополнительные, но, тем не менее, важные следует считать исследование наличия и уровня миоглобина в крови и моче, креатинкиназы при подозрении на позиционную травму, клинический анализ ликвора, обнаружение кетоновых тел в моче при дифференциальной диагностике комы, выполняемые по соответствующим показаниям, кратность исследования заранее установить сложно, но при наличии отклонений от нормы исследование целесообразно повторить. В случае развития гепатопатии, печеночной недостаточности в качестве дополнительных по потребности исследются альдолаза, щелочная фосфатаза, гаммаглютамилтранспептидаза, гамма-глютамилтрансфераза, протромбиновое время, коагулограмма, фракции билирубина, белковые фракции.

В п. 6.2.3 Клинских рекомендаций установлено, что инструментальная, функциональная диагностика является неотъемлемой частью диагностического процесса, а в определенных случаях осуществляется в плане контроля состояния пациента. Обязательными при этой патологии являются ЭКГ, учитывая вероятность наличия кардиомиопатии, хронической сердечной патологии (тем более, что анамнез жизни таких пациентов при поступлении в стационар практически не известен), рентгенография органов грудной клетки, черепа в двух проекциях, в особенности, когда пациент доставляется с улицы, общественных мест или отмечаются следы травм. При наличии патологии ЭКГ и Rg-графия органов грудной клетки повторяется через некоторое время. К дополнительным следует отнести УЗИ (ЭХО-скопия) головного мозга, органов брюшной полости, почек, поджелудочной железы. Как правило, эти исследования проводятся однократно с целью выявления травмы, сопутствующей патологии или возможного осложнения. Дополнительно по потребности выполняются ЭГДС, ФБС, КТ и МРТ головного мозга.

В соответствии с п. 6.3 Клинческих рекомендаций алгоритм постановки диагноза острого отравления алкоголем следует ориентироваться на классификатор МКБ 10. Так, если диагноз «отравление этанолом (этиловым спиртом)» не вызывает сомнений, указывается шифр Т51.0; при выявлении других спиртов – высших используются соответственно шифр других подгрупп, начиная с Т51.1 (метанол, который не включен в данные клинические рекомендации). В случае если известно, что пациент употреблял какой-то из высших спиртов, но не удалось лабораторно это подтвердить, имеется основание отнести этот случай к подгруппам Т51.8 или Т51.9.

Таким образом, исследование уровня этилового алкоголя в крови и в моче является обязательным.

Однако стоит помнить, что клинические рекомендации не являются нормативно-правовым актом и носят рекомендательный характер.

Рекомендации в этом деле следующие.

1. Для защиты прав несовершеннолетнего на постановку правильного диагноза необходимо собрать документы, описывающие состояние здоровья вашего ребенка: письменное заключение о проведении обследования, амбулаторную карту, карту стационарного больного, результаты диагностического исследования и т.д. Выдать их вам (по вашей просьбе) должны в любом медицинском учреждении. Сделайте копии всех справок, которые можно будет оставить в качестве подтверждения ваших слов в вышестоящих инстанциях.

При этом необходимо знать, что в соответствии с Законом об охране здоровья юный пациент самостоятельно имеет право участвовать в решении вопроса о необходимости медицинского вмешательства.

По общему правилу, несовершеннолетние в возрасте старше 15 лет (несовершеннолетние, больные наркоманией, в возрасте старше 16 лет) имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него (ч. 2 ст. 54 Закона об охране здоровья), а также на получении информации о состоянии своего здоровья (ч. 2 ст. 22 Закона об охране здоровья).

В исключительных случаях, установленных законом, такое согласие дает один из родителей или иной законный представитель. Оно требуется:

если лицо не достигло возраста, установленного ч. 2 ст. 54 Закона об охране здоровья;

если лицо признано недееспособным в установленном законом порядке и по своему состоянию не способно дать согласие на медицинское вмешательство;

если речь идет о несовершеннолетнем больном наркоманией при оказании ему наркологической помощи или медицинском освидетельствовании в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения (за исключением установленных законодательством РФ случаев приобретения несовершеннолетними полной дееспособности до достижения ими восемнадцатилетнего возраста) (ч. 2 ст. 20 Закона об охране здоровья).

При определенных обстоятельствах законом допускается медицинское вмешательство без согласия одного из родителей или иного законного представителя. Такое вмешательство возможно:

если оно необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни несовершеннолетнего и если отсутствуют законные представители;

в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, а также страдающих тяжелыми психическими расстройствами или совершивших общественно опасные деяния (преступления).

Получение информации, медицинской документации на имя ребенка, достигшего возраста 15 лет (больного наркоманией — 16 лет), возможно с письменного согласия несовершеннолетнего.

Для подтверждения отсутствия алкогольного опьянения рекомендую самостоятельно пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинской организации, имеющей лицензию на данный вид медицинской деятельности (необходимо сделать в наиболее короткие сроки).

Право самостоятельного обращения для медицинского освидетельствования предусмотрено в Порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Минздрава России от 18.12.2015 № 933н (п. 5, 7).

3. Напишите на имя руководителя медицинского учреждения письменное заявление с просьбой о проведении дополнительного обследования с целью уточнения диагноза. Составьте документ в двух экземплярах. Один передайте в канцелярию. На втором вам должны поставить отметку о приеме заявления к рассмотрению. При отрицательном решении требуйте оформления отказа в письменном виде.

4. Обжалуйте действия сотрудников медицинского учреждения. Для этого обратитесь в областное управление здравоохранения или в региональное отделение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор).

5. Если в этих органах вы также не получили желаемого результата, используйте конституционное право на восстановление справедливости в судебном порядке. Изучив все обстоятельства, суд может вынести решение о назначении судебно-медицинской экспертизы. По ее итогам диагноз либо будет подтвержден, либо снят как несоответствующий действительности.

Психиатрическая диагностика несовершенна, ее можно оспорить

16 декабря в ходе очередного обучающего вебинара ФПА РФ с лекцией на тему «Защита граждан по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар» выступил адвокат Адвокатской палаты города Москвы, кандидат юридических наук Юрий Ершов. Он предложил коллегам оспаривать все бездоказательные тезисы административного истца, отрицаемые доверителем.

Свое выступление Юрий Ершов начал с рассказа о возможных основаниях принудительной госпитализации, обусловленной наличием психического расстройства, при котором может быть оказана только стационарная помощь.

Лектор указал, что отказ от добровольной госпитализации в ряде случаев влечет последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи.

В то же время далеко не всегда имеются правовые основания для госпитализации пациента, поэтому адвокат должен породить законные сомнения в обоснованности помещения гражданина в стационар и оспорить заключения представителя этого лечебного учреждения.

Эксперт рекомендовал слушателям ряд специальных книг, помогающих юристу понять поведение психиатра.

На конкретных примерах, доказывающих необоснованность признания практически здорового гражданина психически больным, Юрий Ершов продемонстрировал необходимость оспаривания действий и решений, которые позволили констатировать психическое расстройство, предполагающее обязательную госпитализацию.

«Психиатрическая диагностика, мягко выражаясь, несовершенна, и юрист должен это понимать», – подчеркнул он, рассказывая о совершенно недопустимых случаях включения в список диагнозов ряда болезней, которые никакого отношения к психиатрии не имеют, таких как, например, гомосексуализм или драпетомания (стремление к свободе). В ряде таких случаев адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз.

В подтверждение своих слов адвокат рассказал о проведенном в США эксперименте, в ходе которого совершенно здоровые люди симулировали психическое расстройство. Всем им врачи поставили диагнозы о тяжелой болезни. Когда они рассказали, что «пошутили», их долго не хотели выпускать из больницы.

Даже в правовых актах признается, что возможны манипуляции сведениями, в ходе которых врач скорой помощи может. В Методических рекомендациях по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, прилагающихся к Приказу Минздрава от 8 апреля 1998 г., сказано, что «диспетчер (дежурный врач) скорой психиатрической помощи, принимая вызов, может быть дезориентирован тем, что обращающиеся ошибочно оценили и представили действия лица как болезненные или предвзято изложили факты».

Для того чтобы принудительно поместить больного в стационар, должно быть установлено, что он тяжело болен и при этом уклоняется от добровольной госпитализации, подчеркнул Юрий Ершов. После этого лечебное учреждение обращается в суд, где оно обязано привести внятные и разумные обоснования того, чтобы проводить дальнейшее лечение психического расстройства именно в стационаре даже вопреки воле самого пациента.

Говоря о возможности продления срока содержания гражданина в стационаре до рассмотрения дела судом, лектор сослался на Определение Конституционного Суда РФ по жалобе Н.Н. Хорошавцевой от 5 марта 2009 г. № 544-О-П.

В этом Определении Суд фактически поставил под сомнение содержащееся в законодательстве РФ положение, что «…продление может состояться в соответствии с частью первой статьи 263 и статьей 133 ГПК Российской Федерации и за пределами 48 часов». КС РФ усмотрел нарушение ст. 22 Конституции РФ в указании законодателя, что «решение суда о продлении срока не является судебным решением в том значении, которое ему придает Конституция Российской Федерации: во-первых, суд не устанавливает обоснованность помещения лица в стационар, а во-вторых, он обязан продлить срок пребывания лица в стационаре и иное решение принять не может».

КС РФ указал, что «лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу».

Конституционный Суд РФ в целом ряде своих актов указывает на необходимость повышенной защиты прав человека, который самостоятельно не может защитить свое право на свободу и подвергается принудительному лечению медикаментами, приводящими порой к тяжелым последствиям. В то время как суды в некоторых случаях рассматривают эти вопросы настолько формально, что все судебное заседание продолжается всего 3–5 минут. Эксперт призвал внимательно ознакомиться с Постановлением КС РФ от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобам Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной и Постановлением КС РФ от 20 ноября 2007 г. № 13-П по жалобам С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева.

Говоря о необходимости правильно решить вопрос о месте проведения судебного заседания, Юрий Ершов вновь сослался на упомянутое выше Определение КС РФ от 5 марта 2009 г. № 544-О-П. В нем сказано, что «гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда». В силу этого «роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или о продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с частью второй статьи 67 ГПК Российской Федерации не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи.

Кроме того, под надлежащим отправлением правосудия как элементом гарантии права граждан на судебную защиту подразумевается, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т.е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только при исключительных обстоятельствах и в любом случае не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса».

Юрий Ершов предложил коллегам свои рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации, которые, по его словам, будут актуальны в большинстве дел, хотя абсолютно универсальный алгоритм защиты доверителя в таких делах вряд ли возможен.

Адвокат, по его словам, должен:

– Настаивать на заблаговременном получения материалов дела доверителем.

– Ходатайствовать перед судом об отложении слушания, если до рассмотрения дела административный ответчик не получил их и/или не имел необходимого времени на подготовку. Это включает как административный иск с приложениями, так и собственно дело как таковое – в процессуальных документах, которые выносит суд, также бывает много ценного для выстраивания позиции.

– Добиться заблаговременного извещения гражданина и обеспечения достаточного времени на подготовку к судебному процессу. Ходатайствовать об отложении слушания при несоблюдении этого права.

– Изучить дело вместе с ним, выяснить его отношение, согласовать свидетелей, собрать документы в его защиту и прочие доказательства и заявить их в суде.

– Критически оценить материалы дела, оспорить все бездоказательные тезисы, отрицаемые доверителем, провести детальный опрос представителей административного истца по основаниям иска.

– Вызвать независимых специалистов для альтернативного обследования и заключения (в соответствии с п. 3 Принципа 18 Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1991 г. 46/119: «Пациент и адвокат пациента могут запросить и представить во время любого слушания независимое психиатрическое заключение и любые другие заключения, а также письменные и устные доказательства, которые относятся к делу и являются приемлемыми»).

– Отводить сотрудников психбольницы (административного истца), которых просят привлечь в качестве специалистов, ввиду их подчинения административному истцу.

– Потребовать назначения судебно-психиатрической экспертизы.

– Изучить протокол заседания, подать на него замечания, если требуется.

– Истребовать аудиопротокол, особенно если адвокат не принимал участия в слушании первой инстанции.

– Подать апелляционную жалобу в срок.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что трансляция вебинара будет доступна до 24.00 16 декабря.

Диагноз на миллион. Верховный суд разъяснил, что должен доказывать пациент, недовольный лечением

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела результаты спора пациента с медиками. Человек потребовал от больницы компенсировать ему моральный вред за некачественное, по его мнению, лечение. По разъяснению высокой судебной инстанции в подобных спорах гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики.

Верховный суд уточнил — именно медицинское учреждение должно в таких процессах доказывать правильность своих действий, отсутствие своей вины, причем дважды, как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи.

Суть спора в следующем. Пожилая женщина, инвалид I группы, обратилась с иском в суд и потребовала с больницы больше миллиона рублей. Именно в такую сумму истица оценила свои моральные страдания из-за того, что врачи не смогли поставить ей правильный диагноз.

Пенсионерка попала в больницу с жалобами на боль в ноге. Женщину госпитализировали, но медики причину болей не нашли и довольно быстро выписали пенсионерку домой.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи — хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили. А спустя несколько месяцев в другой больнице рентгеновский снимок показал несросшийся перелом шейки бедра.

Пенсионерка заявила, что некачественная медицинская услуга причинила ей нравственные и физические страдания. У нее повысилось давление, началась депрессия. Понятно, что больница с такими обвинениями не согласилась и попросила суд назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Судя по ее выводам, обследование пациентки соответствовало поставленному ей диагнозу. Ну а то, что врачи «не разглядели» перелома шейки бедра, то это связано «с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после ее выписки».

Медэкспертиза в своем заключении указала, что при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации хирурга, но они не были проведены. По мнению экспертизы, от этого «дефекта медпомощи» никаких серьезных последствий не было. И, по заключению эксперта, «нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки».

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи — хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили и быстро выписали домой

Районный суд, руководствуясь таким заключением, полностью отказал пенсионерке в иске. В своем решении суд записал: пациентка сама должна была доказать факт, что ей оказали ненадлежащую медицинскую помощь. Например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения либо что состояние ее здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объем оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для ее здоровья, либо создал такую угрозу.

Читайте также  Адвокат — представитель в арбитражном процессе

В общем, пенсионерка, по мнению суда, сама должна была доказать вину медиков в причинении этого вреда. И она этого не сделала. А заключение экспертизы не подтвердило «противоправность поведения ответчика» и не подтвердила связь поведения врачей и наступление вреда. Вины медиков экспертиза не выявила.

Апелляция с таким решение коллег полностью согласилась. Более того, истице поставили в вину, что она, попав в больницу, «не сообщила симптомы, характерные для перелома шейки бедра». Поэтому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, соответственно, лечение не назначалось, «но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной». А еще местный суд заявил, что положили в больницу пенсионерку вообще-то не из-за травмы, а потому, что в регионе был паводок, и поэтому объявили режим ЧС. А ее как инвалида положили «на всякий случай» из-за многочисленных хронических заболеваний.

Недовольная такими решениями пациентка обжаловала их в Верховный суд РФ. Что суд увидел в материалах этого гражданского дела?

Он обнаружил «существенные нарушения норм материального и процессуального права». Судя по делу, требования пенсионерки компенсировать моральный вред основаны на факте некачественной медпомощи. Пациентке не сделали необходимые обследования и не поставили диагноз. Из-за этого было «несвоевременное лечение, что привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания». Тем самым, подчеркнул Верховный суд, было нарушено право гражданки на здоровье как нематериальное благо. Юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются «факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага».

При этом, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, больница должна доказать правомерность своего поведения. Еще причинитель вреда, то есть больница, должен доказать отсутствие своей вины. Дело в том, что законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик самостоятельно. Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медпомощи. Верховный суд специально подчеркнул: потерпевший должен доказать факт наличия вреда — физических и/или нравственных страданий.

Гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики

В нашем случае местные суды «неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи». Кроме этого местные суды также «неправомерно» освободили больницу от доказывания, почему они не виноваты в неправильном диагнозе. А уже неправильный диагноз повлек неправильное и несвоевременное лечение.

Еще Верховный суд указал местным судам, что они не применили статью 70 Закона № 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи, где сказано, что именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум. Именно лечащий врач ставит диагноз.

Рассматривая это дело, местный суд не выяснил, предпринимал ли лечащий врач «все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента». Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Были ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь, притом что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике? Высокий суд особо подчеркнул — утверждение суда, что больная не назвала симптомы, характерные именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пенсионерка не имеет специальных медицинских знаний и не может знать, какие жалобы в ее случае являются характерными.

Да и тот факт, что в больницу ее положили из-за паводка, тоже не имеет значения. Местные суды свои выводы основали только на заключении медицинской экспертизы. В связи с этим Верховный суд напомнил, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Это значит, что выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора.

Кстати, по замечанию высокого суда и в заключении экспертизы отмечены недостатки в оказании медпомощи. Но местные суды не задали вопрос: была ли у больницы возможность правильно поставить диагноз в случае проведения всех необходимых исследований? Этот важный вопрос в суде даже не прозвучал.

Как доказать врачебную ошибку в суде? Советы юриста

Итак, что в российском законодательстве понимается под термином «врачебная ошибка»? С юридической точки зрения такая ошибка — это незлоумышленное деяние врача (или другого медицинского работника), которое привело либо к ухудшению здоровья, либо к смерти пациента.

При этом очень важно понимать, что врачебная ошибка – это не преступная халатность, небрежность или невежество, а именно погрешность в профессиональных действиях врача, совершаемых во благо больного. В противном случае речь будет идти уже не об ошибке, а о преступлении, за которое медработник несет предусмотренную нашим законодательством уголовную ответственность.

Виды врачебных ошибок

Теперь поговорим о классификации. На сегодняшний день все врачебные ошибки можно условно разделить на следующие группы:

  • Диагностические ошибки— то есть, нераспознавание или ошибочное распознавание болезни;
  • Лечебные ошибки— недостаточное лечение либо неверно подобранные методы лечения;
  • Технические ошибки— неправильное использование медикаментов, медицинской техники, диагностических средств и т.д.;
  • Организационные ошибки— допускаются из-за неверно организованного лечебного процесса;
  • Ошибки в оформлении и ведении медицинских документов— любые ошибки, связанные с неправильным заполнением обязательной документации (например, неправильно записанное измерение, неполная запись, неточная выписка).

47916790 - doctor.

Самые распространенные врачебные ошибки

Совсем недавно Следственный комитет России обнародовал данные, согласно которым за пять лет (с 2012 по 2017) годы количество жалоб пациентов на врачебные ошибки выросло почти в шесть раз — с 2100 до 6050. Какие врачебные ошибки встречаются чаще всего?

  • Отказ в госпитализации;
  • Неправильный диагноз;
  • Неправильная дозировка лекарства;
  • Несвоевременное оказание медицинской помощи;
  • Послеоперационные осложнения (заражение крови, перитонит, нагноение ран и т.д.);
  • Забытые в теле пациента хирургические инструменты;
  • Смерть пациента от внутрибольничных инфекций.

Ответственность за врачебную ошибку

Что грозит медработнику, который допустил врачебную ошибку? Сразу стоит отметить, что в Гражданском и Уголовном кодексах нет отдельных «медицинских статей». Как показывает практика, в таких случаях дела чаще всего возбуждаются по следующим статьям:

  • Ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному);
  • Ст.118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности);
  • Ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

Senior doctor using his tablet computer at work (color toned ima

Можно ли избежать врачебных ошибок?

Как обезопасить себя от врачебных ошибок? Медицинские юристы советуют:

  • Обязательно назовите врачу все лекарства, которые вы принимаете — многие препараты не сочетаются друг с другом и могут ослаблять или усиливать действие других лекарств, так что это простая предосторожность поможет избежать неправильных назначений;
  • Если вы подвержены аллергическим реакциям, не забудьте сообщить обо всех случаях аллергии на лекарства, которые у вас были;
  • Не стесняйтесь напоминать медработникам о необходимости вымыть руки перед каждой медицинской манипуляцией;
  • Если лечение, назначенное врачом, вам не помогает — требуйте дополнительное исследование и смену препаратов;
  • Если врач настаивает на необходимости хирургической операции, обязательно задайте вопросы о противопоказаниях, возможных осложнениях, предполагаемом периоде лечения и реабилитации;
  • Если вы сомневаетесь, что вам действительно необходима операция, проконсультируйтесь еще с одним доктором — к сожалению, в нашей стране до сих пор случаются операции на здоровых конечностях и органах;
  • В период лечения сохраняйте все данные обследований и все медицинские справки и документы (история болезни, выписки, результаты анализов и т. д.) — они пригодятся как при визите к другому консультанту, так и при защите своих прав в суде.

Есть ли срок давности у врачебной ошибки?

По общему правилу срок исковой давности составляет 3 года со дня, когда вы узнали (или должны были узнать) о нарушении своих прав. Однако необходимо помнить, что в соответствии с действующим гражданским законодательством срок исковой давности не распространяется:

  • На требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (абз. 4 ст. 208 ГК РФ);
  • На требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения принадлежащих гражданину нематериальных благ — жизнь, здоровье и т.д. (абз. 2 ст. 208 ГК РФ).

Portrait of female doctor

Врачебная ошибка: как подать в суд на врачей?

Если вы планируете самостоятельно подать в суд на медицинскую организацию, сотрудники которой допустили врачебную ошибку, рекомендуем придерживаться следующего алгоритма:

Шаг 1: подготовьте исковое заявление

В исковом заявлении следует указать:

  • Ваши данные(ФИО, место жительства, контактный телефон);
  • Данные ответчика(ответчиком в данном случае будет выступать медицинская организация);
  • Цена иска(если иск подлежит оценке);
  • Информация о нарушении прав истца;
  • Требования истца;
  • Основания, на которых истец основывает свои требования;
  • Доказательства, которые могут подтвердить правоту истца;
  • Перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению.

Обратите внимание! Образец заявления можно получить в канцелярии суда или скачать в интернете. Если вы сомневаетесь, что сможете грамотно составить иск, обратитесь за консультацией к адвокату.

Шаг 2: соберите пакет документов для обращения в суд

На этом этапе вам необходимо подготовить документы, доказывающие, что произошла врачебная ошибка. Например:

  • Копия медицинской карты и/или истории болезни;
  • Результаты экспертизы действий врача;
  • Заключение о состоянии здоровья из другого медучреждения и т.д.

как доказать ошибку врача

Шаг 3: обратитесь в суд

Далее вам необходимо обратиться в суд:

  • Мировой(если цена иска составляет не более 50 тыс. руб.)
  • Районный(если иск не подлежит оценке или его цена более 50 тыс. руб.).

Подать исковое заявление можно любым удобным для вас способом: через канцелярию, на личном приеме у судьи или по почте — заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении.

Как доказать врачебную ошибку?

Как доказать, что вы или ваш близкий родственник стали жертвой врачебной ошибки? В этом случае главными доказательствами будут собранные вами документы и результаты специализированной экспертизы:

  • Судебно-медицинская экспертиза;
  • Независимая медицинская экспертиза;
  • Патологоанатомическая экспертиза.

Как добиться проведения такой экспертизы? В соответствии с положениями ст. 79 ГПК РФ стороны, и другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту. Для этого вам необходимо заявить соответствующее ходатайство: либо в канцелярии суда (письменно), либо непосредственно на судебном заседании (письменно или устно).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector