Несет ли жена ответственность за кредит мужа?

Несет ли жена ответственность за кредит мужа?

Отвечает ли жена за кредиты мужа?

Несёт ли ответственность жена за кредит мужа?

Супружеские пары за годы семейной жизни подстерегают не только личные, социальные, но и финансовые проблемы. Как правило, в таких ситуациях первое, что приходит на ум – воспользоваться услугами кредитования, которые последние годы стали особенно популярными у россиян. Единственное возможное решение зачастую — взять в долг недостающую сумму. Но что делать, если супруг получил заём и потратил его на себя, или же люди решили подать на развод. Несёт ли жена ответственность за кредит мужа в таких случаях, или долги супруга её уже не касаются?

Должен ли муж выплачивать кредит за жену — и наоборот?

В ответе ли жена за кредиты мужа? Давайте разбираться. Если между супругами отсутствует брачный контракт, то все финансовые обязательства перед государством, кредитными компаниями и физическими лицами, равно, как и совместно приобретённые имущественные ценности, делятся между ними в равных долях. Так гласит закон. Если подписан брачный контракт — ответственность между супругами распределяется согласно основным его пунктам.

Если муж или жена оформили денежный заём и отказываются его возвращать в полном объёме, банк имеет все права обратиться в суд с исковым заявлением. Судья в свою очередь примет во внимание следующие факты:

  • знала ли вторая сторона о наличии финансовых обязательств;
  • каково целевое предназначение кредита – куда именно второй супруг потратил денежные средства.

Если вся сумма была израсходована на личные цели, то вторая сторона не обязана платить кредит. А вот в ситуациях, когда на средства были совершены совместные приобретения, претензии банка к обеим сторонам будут вполне обоснованными. Иными словами, даже если вторая половина не знала о наличии долга, но деньги пошли, скажем, на совместный отпуск или на ремонт квартиры – платить придётся вдвоём. Обратите внимание! В случаях, когда по решению ссуда кредит, оформленный мужем, верховная власть признаёт обоюдным, то ответственность по выплате долга не будет распространяться на личное движимое и недвижимое имущество супруги. Исключение составляют ситуации, когда она выступает в роли поручителя.

Согласно Гражданскому кодексу, выплачиваются взятые в долг средства вторым супругом только за счёт брачных активов. К примеру, имеется квартира, машина, дача или какое-либо аналогичное имущество. Судебный исполнитель сначала выделит долевую часть от общей суммы имущества, и если её будет недостаточно для погашения задолженности в полном объёме, то на продажу выставят и ту часть, которая принадлежит второй половине. Ценные вещи и имущество, являвшееся добрачной собственностью или принятое в дар, не может быть задействовано в счёт оплаты договорных обязательств.

Что делать жене, если муж не платит кредит?

Должна ли жена погашать кредиты мужа?

Обязана ли жена выплачивать кредит мужа, если он уклоняется от договорных обязательств? Прежде чем идти на поводу у банков, пытающихся вернуть свои деньги, и реагировать на угрозы коллекторов, нужно понять, что по этому поводу говорит закон. А он гласит следующее — независимо от того, что послужило мотивом неуплаты кредитных обязательств, супруг, не являющийся поручителем у должника, не имеет никакого отношения к взятым средствам, поскольку он не принимал участия в подписании кредитного договора. Как говорится, нет подписи — нет и претензий. Исключение из этого правила составляют случаи, когда деньги были взяты для удовлетворения общих интересов членов семьи, и банку удаётся это доказать.

Кроме того, солидарная ответственность наступает в таких случаях:

  • супруги разводятся, а заём был взят на покупку квартиры;
  • определённая доля кредитных средств потрачена на супруга, который пытается доказать свою непричастность к обязательствам;
  • весь долг пошёл в бюджет семьи.

После того, как жена получит письменное претензионное уведомление от банковской организации, она должна активно включиться в процесс поиска и сбора доказательств своей непричастности. Чем полнее будет доказательная база, тем лучше. Можно подать встречное заявление в суд, но в этом случае кроме документальных доказательств непричастности потребуются и свидетели того, что деньги не использовались в общих интересах.

Что касается банка, то он не видит принципиальной разницы в том, кто будет отдавать долги – человек, оформлявший кредит, или его законный супруг. При этом кредитор прекрасно понимает, что любое его давление без судебного решения и исполнительного листа является грубым административным нарушением и может быть обжаловано в ответном иске. Лучшее решение, если банк пытается выбить долги — это заручиться юридическим сопровождением. Квалифицированные специалисты дадут рекомендации, окажут практическую помощь и оградят от нападок коллекторов.

Может ли супруга или супруг стать поручителем по кредиту?

Сегодня большинство банков практикуют схему супружеского поручительства, попытка отказа от которой грозит семье тем, что им откажут в выдаче займа. Вписывая в кредитный договор второго супруга как основного официального поручителя, финансовые учреждения таким способом пытаются обезопасить себя от возможных материальных рисков в случае неуплаты долга заёмщиком. В этом случае они могут открыть судебное делопроизводство, которое практически наверняка выиграют.

Таким образом, супруги по закону могут стать поручителями друг у друга. Однако насколько данное решение оправдано — вопрос сомнительный, ведь такой поступок впоследствии может поставить под удар интересы имущества всех членов семьи, в том числе и несовершеннолетних детей, чьи условия жизни в случае ареста имущества могут значительно ухудшиться.

Кто будет выплачивать кредит после развода?

Кто должен оплачивать кредит после развода?

Если брак официально расторгнут, то возникает резонный вопрос – несет ли жена ответственность за кредит супруга? Если в процессе судебных разбирательств по факту развода и раздела имущества договорные обязательства не были разделены, платить должен и созаёмщик – это означает, что долги будут гасить оба супруга. Но если один платит регулярно, не нарушая график, а второй – сознательно уклоняется от погашения кредита, то «потерпевшая» сторона должна выполнить следующие действия:

  1. Уведомить о данном факте государственные органы взыскания. Если известны кредитные компании, оформившие заём, эту информацию также необходимо озвучить, равно как и то, что жена не знала о действиях супруга на тот момент, когда они ещё находились в законном браке.
  2. Максимально собрать доказательства своей непричастности к взятым в долг денежным средствам. Пригодится всё – торговые чеки, кредитные соглашения, гарантийные талоны на имущество, которое принадлежит лично человеку. Впоследствии они будут исключены судом из общей описи вещей, подлежащих реализации в счёт погашения долга, и судебные приставы не смогут их описать.
  3. Как поступить с квартирой? Если данное жильё – единственное место проживания, то его нельзя забрать судебным решением. Исключением из данного правила является только ипотечное кредитование. Оптимальный вариант – продажа совместного жилья и раздельное проживание. Так суд не сможет сделать отчуждение части собственности второго супруга.

Если так случилось, что после развода остались непогашенные обязательства, то главное — не впадать в панику. Если у мужа долги по кредитам, бывшая жена будет их выплачивать только по решению суда.

О личных долгах (и не только), оплаченных за счет общих средств супругов

В связи с регулярными вопросами, и отсутствием разъяснений со стороны Пленума Верховного Суда (который разделом имущества супругов не интересовался аж с 1998 года), хотелось бы попробовать разъяснить (и прежде всего – себе самому) один вопрос, регулярно возникающий в практике по разделу общего имущества супругов.

Допустим, один супруг, незадолго до вступления в брак, приобрел в собственность на заемные средства квартиру/машину/ что-нибудь еще, или просто взял кредит «на личные нужды». Часть заемных средств супруг благополучно вернул кредитору до вступления в брак. И, как добросовестный заемщик, продолжил исполнять свои обязанности по кредитному договору и в период брака тоже. Возникает вопрос – может ли другой супруг потребовать в случае расторжения брака некую (а именно – 50%-ю) компенсацию за средства, уплаченные в период брака по личному долгу первого супруга?

Уточню, что те же рассуждения будут полностью применимы к случаю, когда за счет общих средств улучшается личное имущество одного из супругов. К примеру, в период брака производится ремонт личной квартиры/машины/реконструкция дома и т.п. одного из супругов.

Единого мнения в судебной практике по указанному вопросу нет. Начну с положений бесспорных.

1.Имущество, приобретенное до вступления в брак, является личной собственностью того, супруга, которым оно приобретено. То же самое касается и долговых обязательств (п.1 ст.36 СК РФ, п.15 Постановления Пленума ВС РФ №15 от 05.11.1998). Все понятно, претендовать на добрачное имущество одного супруга другому супругу нельзя. Исключение: возведение/реконструкция в период брака жилого дома (поскольку степень вложений общих средств в указанное мероприятие может быть столь значительна, что позволит претендовать на признание имущества совместным – ст.37 СК РФ).

2.Средства, которые в период брака перечислялись в счет погашения личного обязательства одного из супругов (так же как средства, потраченные на улучшение личного имущества одного из супругов) являются общими средствами супругов (п.1,2 ст.34 СК РФ). Разумеется, если не заключен брачный договор. Это касается и заработной платы/иного дохода каждого из супругов – все общее. Если супруг – заемщик оплачивал добрачный кредит со своей зарплаты (а другой супруг вообще не работал) – все равно это общие средства обоих супругов.

Итак, представляется бесспорным, что имущество/долговые обязательства, приобретенные до брака – это личное имущество/долги того супруга, который их приобрел. Так же бесспорно, что в период брака уплата задолженности по личным обязательствам/улучшение личного имущества происходит за счет общих средств супругов.

А вот дальше начинаются моменты спорные (не зря судебная практика противоречива). Если предположить, что другой супруг имеет право на компенсацию, на какую норму закона следует ссылаться? Семейный кодекс нормы, прямо разрешающей данную ситуацию, не содержит.

Однако, СК РФ содержит нормы, позволяющие определить порядок распоряжения общим имуществом супругов. Ведь если общие средства супругов расходуются на погашение личного долга/подарок теще/взнос в благотворительный фонд, то во всех этих случаях в первую очередь важно понять, не кто «обогатился», а был ли соблюден/нарушен порядок распоряжения общими средствами.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга (п.2 ст.35 СК РФ). Следовательно, если один супруг за счет общих средств оплачивает свой личный долг, то предполагается, что другой супруг дал на это свое согласие. Разумеется, как правило такое согласие присутствует и в действительности – другой супруг прекрасно осведомлен о личном долге/ о том, что улучшаемое имущество является личной собственностью другого супруга, и соглашается потратить общие средства на оплату этого долга/улучшение имущества.

Возникает вопрос – почему? Да, потому, что супруги связаны личными неимущественными отношениями. Для близкого человека, как говорится не жалко. А потом, после развода? А потом, да, жалко. Но законно ли требовать компенсацию за ранее согласованные расходы только лишь по причине утраты близких отношений? Можно дойти и до абсурда – а платное медицинское вмешательство (зубы вставить, к примеру, весьма недешево), за него тоже можно будет, если что, компенсацию потребовать?!

Вернемся к норме, позволяющей заявить требование о компенсации. Раз в СК ее нет, может попробовать применить ГК? Неосновательное обогащение, ст.1102? Есть судебные решения, в которых ссылаются на эту норму, в моей практике было два случая, когда суд взыскивал компенсацию (за ремонт в квартире), основываясь именно на ст.1102 ГК РФ (правда, довольно давно – более 5 лет назад). Однако, нужно учесть, что семейное законодательство (ст.3 СК РФ) состоит из Семейного кодекса, а также принимаемых в соответствии с ним других ФЗ, законов субъектов РФ. Про ГК здесь ни слова, насколько вообще правомерно ссылаться на нормы ГК в правоотношениях супругов (пусть и бывших)? Насколько правильно фактически уравнивать супруга (бывшего), согласившегося рассчитаться общими средствами за личный долг другого супруга и скажем, того же супруга, ошибочно совершившего банковский перевод на карту третьего лица?

На мой взгляд, ст.1102 ГК также не подходит. Поскольку вопрос не в том, кому передано общее имущество (т.е. кто «обогатился»), а в том, нарушен ли порядок распоряжения общим имущество супругов. Один супруг с согласия другого (предполагаемого по закону и чаще всего фактического) за счет общих средств супругов оплачивает свой долг/дарит подарок теще/покупает машину отцу. Сделка не вызывает никаких возражений у другого супруга, и лишь спустя 5-10-20 лет выясняется, что первый супруг «…неосновательно обогатился»? Вовсе нет, он, будучи в браке, и в соответствии с законом (п.2 ст.35 СК РФ), с согласия другого супруга, распорядился общим имуществом! И то, что стороны впоследствии утратили личные отношения, не дает оснований одной из них требовать компенсации, речь о которой не шла бы, если бы стороны эти личные отношения сохранили.

И как считать исковую давность, даже если применять ст.1102 ГК РФ? На мой взгляд – тогда нужно считать 3 года отдельно по каждому платежу/взносу на улучшение личного имущества (с момента совершения платежей). Поскольку неосновательное обогащение, «возникающее» только в связи с утратой личных, неимущественных отношений – это уже совершеннейший нонсенс!

Итак, на мой взгляд, уплата личного долга/улучшение личного имущества одного из супругов за счет общих средств супругов не влечет за собой возникновение права другого супруга требовать компенсацию (в т.ч. на основании ст.1102 ГК РФ), поскольку принципиальным является не вопрос о том, кто «обогатился» в результате сделки, а о том, нарушен ли порядок распоряжения общим имуществом супругов, установленный п.2 ст.35 СК РФ. Если нарушен – пожалуйста, другой супруг может попытаться признать такую сделку недействительной (но не взыскать компенсацию!). Сразу скажу, что признание сделки недействительной в случае уплаты личного долга /улучшения личного имущества за счет общих средств на мой взгляд (скажем мягко) весьма маловероятно. Если же порядок распоряжения общими средствами не нарушен (долг платили из общих средств с согласия другого супруга/квартиру вместе ремонтировали – а потом развелись) – то никакой компенсации другому супругу не положено. Законный брак, помимо бесспорных плюсов, несет в себе определенные риски.

Не привожу здесь подробную судебную практику, т.к. каждый сможет найти решения судов, обосновывающие как приведенную выше точку зрения (компенсацию нельзя взыскать), так и прямо противоположную. И до следующего разъяснения Пленума ВС РФ по указанному вопросу, пытаться обосновать в суде со ссылкой на «судебную практику» (и опираясь на собственные рассуждения) можно как то, так и другое. К сожалению.

В качестве примера – вот точка зрения «нельзя взыскать компенсацию»: решение.

А вот – противоположная (можно взыскать компенсацию, ст.1102ГК): решение.

Совместный долг бывших супругов

Совместный долг бывших супругов

По данным Банка России, в 2015 году физическим лицам было выдано кредитов на сумму 5,9 трлн руб. Почти каждая семья сталкивается с необходимостью взять кредит на те или иные нужды – от незначительных, таких как покупка стиральной машины или холодильника, до вполне существенных – например, приобретение автомобиля или квартиры.

Вместе с тем количество разводов в нашей стране, по статистике Росстата, последние пять лет колеблется от 640 тыс. до 700 тыс. в год. Так, в 2015 году на 1 тыс. браков пришлось около 750 разводов. И, если брачный договор между супругами не был заключен, долги по кредитам приходится делить пополам, даже если деньги в банке брал лишь один из супругов, – ведь, по общему правилу, такой долг считается общим (п. 1 ст. 39, п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ). Главное, чтобы деньги были потрачены на семейные нужды.

Но кто должен доказать, на что ушел взятый в банке кредит и всегда ли такой долг будет совместным? ВС РФ дал свой ответ на этот вопрос.

Со 2 сентября 2000 года по 1 марта 2013 года Е. и О. состояли в браке, отношения в котором были фактически прекращены еще в декабре 2012 года. В период брака они приобрели имущество, в том числе мебель и бытовую технику. А 15 октября 2011 года и 3 сентября 2012 года Е. взял на нужды семьи, кредит и займ, соответственно.

Мужчина был убежден, что приобретенное в период брака имущество является совместно нажитым, а долг по кредитному договору и договору займа – общим обязательством, и потому обратился в суд с иском к бывшей супруге. Он попросил суд произвести раздел имущества и взыскать с О. компенсацию стоимости половины доли, а также распределить долг по кредитному договору и договору займа в равных долях, взыскав с нее денежные средства в размере половины доли от уже выплаченного им долга после прекращения семейных отношений.

Женщина не могла оставить подобное требование без внимания и подала встречный иск. Ответчица считала, что долг по заключенным Е. договорам кредита и займа никак не может быть общим, ведь она не давала своего согласия на их заключение и не знала о совершении супругом этих сделок. Она также ссылалась на то, что Е. скрыл иное нажитое в браке имущество, в том числе мебель, бытовую технику и автомобиль, стоимость которого, по ее мнению, должна быть учтена при разделе имущества. Кроме того, она просила взыскать с бывшего мужа компенсацию стоимости ее доли в этом имуществе и указала, что в период брака 8 ноября 2011 года взяла на нужды семьи кредит, долг по которому также должен быть признан общим обязательством и, следовательно, распределен в равных долях. Половину денежных средств, что она уже выплатила в счет погашения долга самостоятельно после прекращения семейных отношений, О. просила взыскать с Е.

КРАТКО

Требования заявителя : Отменить апелляционное определение, которым долг истца по кредиту был признан общим, поскольку бывшая супруга (ответчик) не смогла доказать, что взятые им денежные средства были использованы не на нужды семьи.

Суд решил: Апелляционное определение в части признания долга общим отменить, так как доказать использование кредита в интересах семьи обязан тот, кто требует распределения долга (то есть истец).

Суд первой инстанции (решение Калачевского районного суда Волгоградской области от 11 февраля 2015 г.) частично удовлетворил первоначальные и встречные исковые требования.

В частности, совместно нажитое имущества супругов было разделено, а за имущество, утраченное Е., О. получила право на денежную компенсацию. Кроме того, долг ответчицы по кредитному договору от 8 ноября 2011 года суд признал общим обязательством супругов и распределил между ними в равных долях, с Е. в пользу О. была взыскана компенсация произведенных ею по договору платежей за период с декабря 2012 года по август 2013 года. А вот долг по заключенным Е. договорам суд общим обязательством супругов не признал, исходя из того, что истец не доказал использование полученных денежных средств на нужды семьи (ст. 56 ГПК РФ, ст. 34, 38, 39, 45 Семейного кодекса РФ).

Тем не менее, апелляция отменила решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Е. о признании долга общим (определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20 мая 2015 г.). В этой части суд принял новое решение, которым требования Е. были удовлетворены частично.

Суд отметил, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, а, значит, обязанность доказать обратное возложена на О., поскольку именно она данное обстоятельство оспаривает. И так как она никаких доказательств не представила, апелляция пришла к выводу о том, что обязательство является общим. В результате долг Е. по кредитному договору и договору займа был распределен между супругами в равных долях, а с О. в пользу Е. была взыскана компенсация произведенных супругом платежей за период с декабря 2012 года по сентябрь 2014 года.

О. сочла, что вынесенный вердикт нарушает ее права, и направила кассационную жалобу в ВС РФ с просьбой отменить вынесенное определение. И Суд с позицией нижестоящего суда не согласился.

ВС РФ напомнил, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено брачным договором (п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ). При этом общие долги супругов распределяются между ними пропорционально присужденным долям (п. 3 ст. 39 Семейного кодекса РФ).

Вместе с тем в законодательстве установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ). Однако Суд отметил, что положения о том, что такое согласие предполагается и в том случае, когда у одного из супругов возникают долговые обязательства перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, по таким обязательствам взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга (п. 1 ст. 45 Семейного кодекса РФ). А следовательно, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом не стоит забывать о том, что обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, то есть для третьих лиц (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

Читайте также  Возврат товара, оплаченного банковской картой

При заключении одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим только лишь при использовании денежных средств на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ). ВС РФ также подчеркнул, что бремя доказывания этого обстоятельства лежит не на О., а на той стороне, которая претендует на распределение долга, то есть на Е.

Следовательно, для распределения долга в соответствии с п. 3 ст. 39 Семейного кодекса РФ обязательство должно:

  • либо быть общим, то есть возникшим по инициативе обоих супругов в интересах семьи;
  • либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

В связи с этим в качестве юридически значимого обстоятельства по этому делу ВС РФ указал выяснение вопроса о том, были ли денежные средства, полученные Е. по кредитному договору и договору займа, потрачены на нужды семьи (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ). Однако суд апелляционной инстанции оставил это обстоятельство без правовой оценки.

С учетом того, что Е. является заемщиком денежных средств, то именно он должен был доказать, что все полученное было использовано им на нужды семьи. Поэтому Суд счел, что возложение судом апелляционной инстанции на О. бремени доказывания факта использования этих средств супругом на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения были признаны ВС РФ существенными, поскольку они повлияли на исход дела. В связи с этим апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Е. о признании долговых обязательств общими и принятия в указанной части нового решения было отменено.

ВС решал, можно ли признать общим кредит бывшего супруга

ВС решал, можно ли признать общим кредит бывшего супруга

В 2010 году Игорь Еремин* и Ирина Климова* поженились, пара поселилась в московской квартире мужа, которая досталась ему по наследству. Спустя три года после свадьбы супруги решили сделать в ней ремонт. Для этого Еремин взял в АКБ «Инвестиционный торговый банк» 5,9 млн руб. по 19,5% годовых. Кредит одобрили под залог, поэтому мужчина заложил квартиру, в которой семья жила. На это он получил одобрение супруги – у нотариуса они удостоверили согласие на заключение договора залога. Но до ремонта дело так и не дошло. А пара не смогла определиться, куда на самом деле «ушли» 5,9 млн. По словам мужа, всю сумму он отдал Климовой. Якобы она решила «подзаработать», передав деньги под проценты своему знакомому. По версии супруги, никаких денег она не получала, а всю сумму Еремин забрал себе.

В 2016-м пара развелась, по решению суда у мужа забрали квартиру, потому что он перестал платить кредит. Тогда Еремин решил взыскать со своей экс-супруги половину долга – 3,2 млн руб. (такая сумма получилась с учетом процентов по кредиту и санкций за просрочки). Истец настаивал на том, что в браке взял заем на семейные нужды, поэтому его можно признать совместным (дело № 2-122/2020).

Три инстанции — одно мнение

Бутырский районный суд Москвы решил, что для разделения долга между экс-супругами важно, чтобы инициатива взять кредит была общей. А если это была идея одного из партнеров, важно, чтобы деньги тратились на нужды семьи (в соответствии с п. 3. ст. 39 Семейного кодекса «Определение долей при разделе общего имущества супругов»). Еремин и Климова находились в официальном браке, жили вместе в одной квартире, деньги брали для того, чтобы сделать в ней ремонт. Именно это и указано и в цели кредита. То есть деньги потратили на нужды семьи, решила первая инстанция. Суд решил, что в этом споре есть и второе условие – одобрение займа двумя партнерами. В качестве доказательства муж предоставил нотариально удостоверенное согласие Климовой на заключение договора залога. Поэтому райсуд признал долг общим, а с ответчицы взыскал почти 3,2 млн руб.

Апелляция оказалась такого же мнения, но Климова попыталась обжаловать акт в кассации. Она в том числе указывала на ничтожность своего согласия на оформление залога: ведь квартира была не совместно нажитым имуществом, а личной недвижимостью мужа, и она не могла ею распоряжаться. Кассация же отметила важность факта: Климова подписала это соглашение, значит, знала о кредите. Поэтому и Второй кассационный СОЮ оставил решение без изменения. После этого экс-супруга обратилась в Верховный суд.

Куда потратили деньги?

17 августа дело № 5-КГ21-91-К2 рассмотрела тройка судей ВС под председательством Татьяны Назаренко. Вначале председательствующий зачитал материалы дела и доводы кассационной жалобы. В ней Климова указала, что суды подошли к определению цели платежа формально. Они обратили внимание только на то, что изначально деньги в банке брали для проведения ремонта. На самом же деле никаких строительных работ не было, о чем истец с ответчиком не спорили.

«Я не была против ремонта квартиры. Я понимала, что если это будет улучшение, то при разводе я могу претендовать на эту квартиру», – сказала Климова уже во время заседания. Еще Климова объяснила, для чего она дала согласие на заключение договора залога. По ее словам, на нотариальном удостоверении настоял ее муж. Она же понимала, что бумага не имеет юридической силы, ведь собственником квартиры был Еремин.

«Кредит был взят не на благоустройство квартиры?», – уточнила Назаренко у представителя истца.

«Такая была цель была изначально, но фактически деньги были переданы ответчику. Она сказала, что у нее есть одноклассник, которому срочно нужна помощь. Плюс он готов вернуть эти деньги с процентами. Как она убедила истца, это своего рода инвестиция, которая приведет к прибыли», – рассказал версию истца его представитель Никита Теркушин.

По версии мужа, он обналичил кредит, вместе с ней поехал в банк, и они уже через ее счет перевели сумму этому некому однокласснику.

Но Климова отрицала факт передачи средств. Ответчик обратила внимание, что ее бывший супруг так и не смог ничем подкрепить это утверждение. Так, по просьбе Еремина первая инстанция делала судебные запросы в кредитные организации, но похожего перевода с ее счетов не было.

По словам Теркушина, его клиент не смог точно вспомнить, в каком банке и в какой день они вместе с Климовой перевели деньги ее знакомому. «Он помнил только желтый цвет в оформлении банка. Мы подобрали банки, которые под это описание подходили». Юрист объяснил, что возможно, они могли ошибиться с банком или со сроком перевода, так как точных сведений об этом нет. Климова подчеркнула, что три инстанции не дали никакой оценки этим запросам.

Вопросы у Назаренко возникли и к самому истцу, который тоже присутствовал на заседании. Она еще раз спросила, куда в итоге он потратил полученные в кредит 5,9 млн руб. Мужчина подтвердил, что передал всю сумму жене.

«А сумма была существенная для вас?», – поинтересовалась Назаренко.

«Очень большая сумма была для меня на тот момент. Я согласился на все доводы [Прим. ред. О том, чтобы передать 5,9 млн руб. под проценты знакомому] ради семьи. Чтобы в будущем получить прибыль. Ради этого пришлось пожертвовать всем, что у меня было. В результате мы сейчас находимся здесь», – объяснил свою позицию Еремин.

После этих слов коллегия ненадолго удалилась в совещательную комнату. А выйдя из нее, Назаренко огласила решение: акты трех инстанций отменить, а дело вернуть в районный суд. Подробнее о позиции ВС станет понятно из мотивировочной части определения, которую опубликуют позже.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector