Поворот судебного решения в арбитражном процессе

Поворот судебного решения в арбитражном процессе

Аналитика Аналитические обзоры

Энергетика.JPG

(Определение Верховного суда РФ от 16.05.2016 по делу № 309-ЭС15-19396, А60-58232/2014)

Согласно части 1 статьи 325 АПК РФ, если приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения, либо производство по делу прекращено, ответчику возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.

В процессе применения судами указанной нормы права возникали вопросы, связанные с начислением процентов за пользование денежными средствами в том случае, когда указанные средства перечислялись истцу после вступления в силу судебного акта[1], но впоследствии судебный акт отменялся в порядке кассационного обжалования.

Можно ли в подобном случае говорить о неосновательности получения истцом денежных средств? Несет ли истец риск взыскания с него процентов при предъявлении исполнительного листа к исполнению до объявления судом кассационной инстанции своей позиции по существу спора?

Ответы на эти вопросы были получены при разрешении судом конкретного спора по делу № А60-58232/2014.

Рассмотрение дела № А60-58232/2014

Решением Арбитражного суда Пермского края от 24.10.2012 по делу № А50-21303/2011, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 15.01.2013, удовлетворен иск ОАО «МРСК Урала» к ОАО «ТГК № 9» (далее – Общество) о взыскании 523 656 174,28 руб. задолженности.

ОАО «МРСК Урала» по исполнительному листу с 14.03.2013[2] по 25.04.2013 получило от Общества 14 130 858,43 руб.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 23.05.2013 решение суда первой инстанции и апелляционное постановление отменены, дело № А50-21303/2011 направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суд первой инстанции решением от 11.09.2013 отказал в удовлетворении иска, произвел поворот исполнения отмененного судебного акта и (с учетом дополнительного решения от 14.10.2013) взыскал с ОАО «МРСК Урала» в пользу ОАО «ТГК № 9» 64 130 858,43 руб.

ОАО «МРСК Урала» перечислило ОАО «ТГК № 9» 50 000 000 руб. по платежному поручению от 08.10.2013 № 509.

28.12.2013 постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда решение от 11.09.2013 оставлено без изменения.

09.01.2014 и 10.01.2014[3] ОАО «МРСК Урала» перечислило в пользу Общества оставшиеся денежные средства.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 16.04.2014 оставил решение суда первой инстанции и апелляционное постановление по делу № А50-21303/2011 без изменения.

Поводом для обращения в суд с иском по настоящему делу явилось пользование ОАО «МРСК Урала» принадлежащими ОАО «ТГК № 9» денежными средствами в размере 114 130 858,43 руб. вследствие их неосновательного получения.

Общество потребовало взыскать с ОАО «МРСК Урала» 5 865 000,46 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из ставки рефинансирования 8,25% годовых со дня, когда были получены денежные средства по исполнительным листам, до дня их возвращения, то есть с 14.03.2013 по 10.01.2014.

Решением суда первой инстанции от 15.04.2015, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 02.07.2015 и от 12.10.2015, иск был удовлетворен.

Суды исходили из того, что, предъявляя ко взысканию исполнительный лист, полученный на основании вступившего в законную силу решения, состоявшегося по делу, по которому не были исчерпаны все средства судебной защиты, ОАО «МРСК Урала» несло риск уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, возможность истребования которых возникла при отмене указанного решения судом вышестоящей инстанции.

Суды также сослались на правовую позицию Европейского суда по правам человека, согласно которой основанием для исполнения судебного акта в принудительном порядке является вступившее в законную силу окончательное судебное решение (принцип res judicata), свидетельствующее о формировании правовой определенности по спорному вопросу (решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы № 42600/05 «ООО «ЛИНК ОЙЛ СПб» против Российской Федерации» от 25.06.2009).

Поскольку, по мнению судов нижестоящих инстанций, до рассмотрения дела в порядке кассационного обжалования судебные акты в любом случае не могут считаться окончательными, то взыскателю необходимо добиваться принудительного исполнения судебного акта только после прохождения всех судебных инстанций.

Таким образом, суды нижестоящих инстанций сформировали правовую позицию, согласно которой пользование денежными средствами, перечисленными по делу, по которому не исчерпаны все средства судебной защиты (кассационное обжалование, обжалование в порядке надзора), влечет для взыскателя риск начисления процентов при отмене состоявшегося судебного акта судами вышестоящих инстанций.

Далее ОАО «МРСК Урала» обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд РФ, ссылаясь на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального права в части определения размера неустойки, подлежащей взысканию с нарушителя обязательства.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

Вступившее в законную силу судебное решение и исполнительный лист являются достаточным основанием для получения по ним денежных средств и для пользования ими вплоть до вступления в законную силу судебного акта о противоположном решении и повороте исполнения ранее принятого решения.

Проценты по статье 395 ГК РФ должны начисляться с момента отмены судебного акта, на основании которого они взысканы.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам исходила из следующего:

В соответствии со статьей 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения. На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств (статья 395 ГК РФ).

По общему правилу, на денежную сумму, взысканную на основании судебного акта, подлежат начислению проценты с момента вступления в силу итогового судебного акта (пункт 2 статьи 1107 ГК РФ).

В то же время с учетом обстоятельств конкретного дела, например, если имела место фальсификация доказательств и это привело к принятию решения, послужившего основанием для перечисления денежных средств, проценты могут быть начислены с более раннего момента, например, с момента зачисления денежных средств на расчетный счет недобросовестного взыскателя (пункты 3, 4 статьи 1, пункт 2 статьи 1107 ГК РФ).

Итоговым судебным актом по данному делу было апелляционное постановление от 28.12.2013, так как с этого момента окончательно разрешившее спор судебное решение от 11.09.2013 вступило в силу и подлежало приведению в исполнение (статьи 318, 325 АПК РФ).

Исходя из того, что суды не квалифицировали какие-либо действия ОАО «МРСК Урала» как злоупотребление своими правами, неосновательное обогащение на стороне взыскателя отсутствует.

По итогам рассмотрения дела судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского края.

В завершение хотелось бы подчеркнуть, что выводы Верховного суда РФ, изложенные при рассмотрении дела № А60-58232/2014, могут быть использованы на практике в целях исключения возможного начисления процентов за пользование денежными средствами после предъявления исполнительного листа сразу же после вступления в законную силу судебного акта о взыскании денежных средств.

Иной подход приводил бы к созданию правовой неопределённости в вопросе возможного момента предъявления исполнительного листа к исполнению и однозначно затягивал бы взыскание задолженностей в пользу добросовестных истцов.

[1] То есть с момента изготовления в полном объеме постановления суда апелляционной инстанции.

Статья 325. Поворот исполнения судебного акта

1. Если приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения, либо производство по делу прекращено, ответчику возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.

2. Если не приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения полностью или в части, либо производство по делу прекращено, арбитражный суд принимает судебный акт о полном или частичном прекращении взыскания по отмененному в соответствующей части судебному акту.

Судебная практика и законодательство — АПК РФ. Статья 325. Поворот исполнения судебного акта

Отменяя определение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление АО «Тандер» о повороте исполнения постановления суда апелляционной инстанции от 25.12.2014, апелляционный суд, руководствуясь положениями статей 325, 326 АПК РФ, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», приняв во внимание конкретные фактические обстоятельства настоящего спора, пришел к выводу о допустимости применения к спорным правоотношениям института поворота исполнения судебного акта.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды руководствовались статьями 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из того, что институт поворота исполнения судебного акта призван восстановить права ответчика, нарушенные этим актом, а также вернуть взыскателя и должника в положение, существовавшее до исполнения отмененного судебного акта. Поскольку законность и условия владения Гримашевичем К.С. нежилым помещением новым судебным актом не устанавливалась, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для взыскания с последнего стоимости этого нежилого помещения.

Производя поворот исполнения постановления суда апелляционной инстанции путем взыскания с Артемовой И.В. денежных средств в пользу должника, суды руководствовались статьями 223, 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из того, что данный судебный акт был отменен вышестоящим судом и принят новый судебный акт, которым рассматриваемые денежные требования Артемовой И.В. признаны реестровыми и разнесены по очередям реестра требований кредиторов должника. Такой порядок исполнения требований исключает их списание как текущих платежей минуя установленную очередность.

Разрешая спор, апелляционный суд, с выводом которого впоследствии согласился суд округа, руководствовался статьями 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и указал, что списанные по инкассовому поручению во исполнение впоследствии отмененного судебного акта и подлежащие возврату отделению ПФР спорные денежные средства не являются имуществом должника и не могут входить в его конкурсную массу.

Руководствуясь статьями 395, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 325 АПК РФ, установив обязанность предприятия в добровольном порядке произвести возврат денежных средств, перечисленных ему на основании отмененного судебного акта, безотносительно к обращению в суд с заявлением о повороте исполнения, суды пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных обществом требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Признавая обоснованным и подлежащим удовлетворению заявление о повороте исполнения судебного акта, суды, руководствуясь положениями статей 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, основывались в своих выводах на том, что впоследствии отмененный судебный акт был приведен в исполнение путем перечисления на расчетный счет общества спорной денежной суммы, получение которой оно не отрицало. Доказательств возврата тресту денежных средств обществом не представлено.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации АО «ТАУРАС-ФЕНИКС» оспаривает конституционность части 1 статьи 325 АПК Российской Федерации, согласно которой если приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения, либо производство по делу прекращено, ответчику возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.

Удовлетворяя заявление ответчика о повороте исполнения судебного акта, суды правомерно руководствовались положениями статей 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из установленного обстоятельства перечисления на расчетный счет истца взысканной впоследствии отмененным судебным актом денежной суммы.

Удовлетворяя заявление ответчика о повороте исполнения судебного акта и подтверждая правильность данного вывода, суды руководствовались положениями статей 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из установленных фактических обстоятельств спора, свидетельствующих о том, что впоследствии отмененный судебный акт был приведен в исполнение путем перечисления на расчетный счет истца спорной денежной суммы (назначение платежей — оплата по делу N А55-34167/2012).

Удовлетворяя заявление кадастровой палаты о повороте исполнения судебного акта, суды руководствовались статьями 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходили из того, что с учетом требования по настоящему делу целью поворота исполненного судебного акта является восстановление прежних сведений, содержащихся в кадастре недвижимости, существовавших до исполнения отмененного судебного акта.

Порядок отмены документов, относящихся к числу исполнительных документов в силу закона, может быть различным. В частности, исполнительный лист, выданный арбитражным судом, отзывается этим же арбитражным судом в связи с отменой судебного акта и поворотом его исполнения (статьи 325 и 326 АПК Российской Федерации). Что касается таких административных актов, как постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, то отменой считается соответствующее решение вышестоящего органа либо суда, которое может быть обусловлено отсутствием оснований для вынесения административного акта, нарушением процедуры его вынесения, неучетом обстоятельств, которые, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 30 июля 2001 года N 13-П применительно к постановлениям о взыскании исполнительского сбора, должны приниматься во внимание при его вынесении.

Возможен ли поворот исполнения по неимущественным требованиям? Да // #ЛикбезотВС

Поворот исполнения судебного акта возможен не только по имущественным требованиям. Об этом напомнила гражданская коллегия Верховного суда (ВС) в споре о праве на участок. Истец добилась признания права аренды ответчика отсутствующим, в государственный кадастр недвижимости (ГКН) были внесены изменения, но потом апелляция встала на сторону ответчика. Ответчик потребовал поворота исполнения ранее принятого акта. Апелляция ему отказала, решив, что он заявил требование неимущественного характера. Ошибку пришлось исправлять судьям ВС. Рубрика #ЛикбезотВС.

Бывшая глава крестьянско-фермерского хозяйства Лариса Адисова из Минеральных Вод потребовала признать договор аренды участка между местной администрацией и новым главой хозяйства Игорем Ручкиным недействительным. Истец считала, что по спорному договору Игорю Ручкину был передан ее участок. Лариса Адисова просила применить последствия недействительности сделки — аннулировать запись об участке ГКН и восстановить старые сведения. Первая инстанция ей отказала, а апелляция поддержала, после чего участок был снят с учета, а сведения о нем аннулированы и исключены из ГКН. Но потом кассация отменила решение апелляции и отправила дело на пересмотр в ту же инстанцию. Теперь уже апелляция Ларисе Адисовой отказала, оставив в силе решение первой инстанции.

Геннадий Ручкин (ему Игорь Ручкин передал права по аренде и который был соответчиком в деле) обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения апелляции, принятого на «первом круге». Первая инстанция заявителя поддержала. Запись, сделанную после решения апелляции, филиал Росреестра по Ставропольскому краю аннулировал. Сведения об участке и правах Геннадия Ручкина на него были восстановлены. Но по частной жалобе Ларисы Адисовой определение о повороте исполнения был отменено. Суд решил, что поворот исполнения допустим только по требованиям имущественного характера, но не по требованиям о признании права. Геннадий Ручкин заявил о повороте исполнения судебного акта неимущественного характера, поэтому ст. 443 ГПК о повороте исполнения применению не подлежит. Также апелляция отметила, что поворота исполнения фактически и не было. Суд обязал Росреестр аннулировать запись и снять участок с учета, хотя на тот момент участок был уже поставлен на учет и было зарегистрировано право Ларисы Адисовой. «Указанные действия противоречат назначению института поворота исполнения судебного акта», ― пришла к выводу апелляция.

Но гражданская коллегия ВС посчитала, что это ограничительное толкование института поворота исполнения. «Поворот исполнения как процессуальный институт представляет собой восстановление через суд прав ответчика, нарушенных исполнением впоследствии отменtнного судебного акта. Целью поворота исполнения судебного акта является возращение сторон в положение, существовавшее до вынесения судебного акта и его исполнения», ― указал ВС. В данном деле исполнением впоследствии отмененного судебного акта права Геннадия Ручкина были нарушены. А по смыслу ст. 443 ГПК «подлежат отмене принятые во исполнение ранее действовавшего судебного постановления акты несудебных органов». Статья не исключает принятия решения о повороте исполнения судебного акта, на основании которого был осуществлtн государственный кадастровый учtт недвижимости, указала коллегия. Значит, права Игоря Ручкина подлежали восстановлению через суд посредством поворота исполнения решения, то есть путем восстановления в ГКН учета участка, принадлежавшего заявителю на праве аренды, и записи этого права в ГКН.

ВС напомнил о недопустимости поворота исполнения решения суда в трудовых спорах, связанных с возмещением вреда здоровью

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 20 июля 2020 г. № 72-КГ20-1, в котором указал на недопустимость обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании решения суда, вступившего в силу.

Спор о возмещении вреда, причиненного здоровью работника в результате производственной травмы

Юрий Лосев работал в ПАО «Территориальная генерирующая компания № 14» машинистом котельной (кочегаром). 15 августа 2016 г. на производстве произошел несчастный случай, в результате которого здоровью мужчины был причинен вред. По данному факту работодателем 12 сентября 2016 г. был составлен соответствующий акт.

Далее Лосев обратился в Черновский районный суд г. Читы с иском к обществу о возмещении вреда, причиненного здоровью. Он попросил взыскать с работодателя утраченный заработок в размере более 20 тыс. руб. ежемесячно, дополнительные расходы, связанные с повреждением здоровья и приобретением лекарственных препаратов, в размере около 34 тыс. руб., а также оплатить лист нетрудоспособности в четырехкратном размере.

Суд частично удовлетворил исковые требования и взыскал с ответчика в счет возмещения утраченного заработка более 135 тыс. руб., а также расходов на уплату госпошлины в размере около 4 тыс. руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 июля 2018 г. решение первой инстанции было изменено в части взыскания размера утраченного заработка и госпошлины. Апелляция взыскала с общества около 90 тыс. руб. и расходы на госпошлину в размере около 3 тыс. руб.

В августе того же года Юрию Лосеву на основании его заявления районный суд выдал исполнительный лист. Впоследствии общество-ответчик перечислило истцу взысканные суммы.

Однако 31 января 2019 г. президиум Забайкальского краевого суда отменил апелляционное определение, указав, что выводы судебных инстанций в обоснование удовлетворения исковых требований основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения. Кассация вернула дело на новое рассмотрение в апелляцию, которая 6 марта 2019 г. отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении исковых требований.

Далее общество обратилось в суд первой инстанции с заявлением о повороте исполнения решения этого же суда по иску Юрия Лосева о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Удовлетворяя заявление от 13 мая 2019 г., суд, сославшись на ст. 443 ГПК РФ, исходил из отмены указанного решения апелляцией. Он пришел к выводу, что к данным правоотношениям неприменимы положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК о недопустимости поворота исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, перечисленным в названной норме, – в частности, вытекающим из трудовых правоотношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, за исключением случаев, когда отмененное в кассационном и надзорном порядке решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Апелляция поддержала выводы первой инстанции и их правовое обоснование.

Позиция Верховного Суда

Не согласившись с судебными актами, Юрий Лосев обратился в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 445 ГПК если суд, рассматривающий дело в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, окончательно разрешает спор либо прекращает производство по делу, либо оставляет заявление без рассмотрения, он обязан разрешить вопрос о повороте исполнения решения первой инстанции или передать ей данное дело.

Верховный Суд пояснил, что согласно ч. 1 и абз. 1 ч. 3 ст. 445 ГПК в случае отмены в апелляционном порядке решения суда поворот исполнения по общему правилу допускается по любым требованиям (за исключением поворота по делу о взыскании алиментов, который возможен лишь при наличии определенных обстоятельств: отмененное решение о взыскании алиментов основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах). При отмене решения суда в кассационном или надзорном порядке поворот исполнения в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК по общему правилу также допустим, кроме решений суда по требованиям, перечисленным в названной норме (в частности, по требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, за исключением случаев, когда отмененное в кассационном и надзорном порядке решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах).

Читайте также  Патент на грузоперевозки для ИП

«Ограничение обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании решения суда, вступившего в законную силу, является гарантией защиты трудовых прав работника и преследует цель соблюдения баланса прав и интересов работодателя и работника, не имеющего, как правило, иных источников дохода кроме заработной платы и выплат, возмещающих ее утрату», – подчеркивается в определении.

Высшая инстанция добавила, что каких-либо ссылок на то, что решение и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам были основаны на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах, постановление президиума Забайкальского краевого суда от 31 января 2019 г. не содержит. При новом рассмотрении дела в апелляционном определении от 6 марта 2019 г. также не указаны обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности истца.

«Между тем гражданин, получивший в порядке исполнения вступившего в законную силу судебного решения денежные средства в счет возмещения утраченного заработка по спору о возмещении вреда, причиненного здоровью, не должен претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий (поворота исполнения решения) в случаях, если это решение отменено судом кассационной инстанции как ошибочное, при том что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах», – отметил ВС.

Верховный Суд обратил внимание, что соответствующий подход нашел отражение в ст. 1109 ГК РФ, согласно подп. 3 которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения зарплата, а также суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны или при наличии счетной ошибки.

ВС также сослался на позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в постановлениях от 24 марта 2017 г. № 9-П и от 26 февраля 2018 г. № 10-П, согласно которой предусмотренное гл. 60 ГК правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения – соответственно, и ст. 1109 Кодекса, – не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечение тем самым баланса публичных и частных интересов, отвечающего конституционным требованиям о недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц, а также принципам равенства и справедливости.

Следовательно, резюмировала высшая инстанция, судам при рассмотрении вопроса о возможности поворота исполнения судебного постановления, отмененного в кассационном порядке, о присуждении денежных средств в счет возмещения утраченного заработка, исходя из их общего предназначения – в системе действующего правового регулирования – с суммами, выплачиваемыми работодателем в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника, по правилам гл. 59 ГК, следует руководствоваться абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК.

В связи с этим, указывается в определении, выводы судебных инстанций об удовлетворении заявления общества о повороте исполнения в рамках спора работника с работодателем о возмещении вреда здоровью решения Черновского райсуда от 4 мая 2018 г. и апелляционного определения Забайкальского краевого суда от 24 июля 2018 г. по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью, не могут быть признаны правомерными. ВС заметил, что суды неправильно истолковали положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК, предусматривающего ограничение обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании вступившего в силу судебного решения, в отсутствие обстоятельств, предусмотренных указанной нормой ГПК и подп. 3 ст. 1109 ГК, а также без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении КС от 12 ноября 2018 г. № 40-П.

В итоге ВС отменил определение Черновского районного суда г. Читы от 13 мая 2019 г. и апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 10 июля 2019 г., направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты отметили регулярность споров о повороте судебных решений и «лукавый» подход судов к толкованию нормы ГПК

В комментарии «АГ» адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно оценил выводы ВС. При этом он заметил, что споры о повороте исполнения решения суда по искам о возмещении вреда здоровью «всплывают» регулярно. Несмотря на то что данный вопрос рассматривался КС в Постановлении № 40-П, высшие судебные инстанции вынуждены регулярно напоминать судьям о невозможности поворота решения по искам о возмещении вреда и вытекающим из трудовых отношений. «Поворот возможен только если истец сообщил ложные сведения при рассмотрении дела. Однако в этом случае именно данный факт (сообщение ложных сведений) должен являться основанием для отмены “поворачиваемого” решения», – указал Александр Немов.

Адвокат добавил, что в гражданском законодательстве недвусмысленно и очень давно урегулирован вопрос об удовлетворении требований о повороте. «Формулировки норм не позволяют расширительно толковать их положения. Суды не должны удовлетворять заявления о повороте исполнения по делам о возмещении вреда здоровью», – подчеркнул он.

Юрист Ольга Подоплелова посчитала, что в рассматриваемом деле суды пытались нивелировать запрет поворота исполнения решения суда по трудовому спору для случаев возвращения дела из кассации в апелляцию.

«Такой подход к толкованию ч. 3 ст. 445 ГПК является не просто формальным, а я бы даже сказала, лукавым. Очень важно, что Верховный Суд пресек попытку судов “обесценить” норму о запрете поворота исполнения. Нельзя исключать, что он сделал это, припоминая довольно жесткое противостояние с КС в 2017–2018 гг. по делам “регрессников”, которые начинались с вопроса о перерасчете Фондом социального страхования выплат в счет возмещения вреда здоровью, а закончились обратным взысканием крупных сумм с граждан, пострадавших на производстве. Получается, что в данном деле ВС сразу занял позицию, солидарную с КС, который еще 16 декабря 2010 г. в Определении № 1650-О высказался по жалобе банка “ВТБ 24” в отношении поворота исполнения вступивших в силу решений судов по требованиям, вытекающим из трудовых отношений. КС тогда отметил, что запрет поворота исполнения таких решений является гарантией защиты работника как слабой стороны, экономически и организационно зависимой от работодателя. Одобряя такую норму, КС подчеркивал, что она применима ко всем работодателям, независимо от источника их финансирования – т.е. и к бюджетным учреждениям, и к частным компаниям. Единственный случай, когда допустимо обращать взыскание на выплаченные суммы, – это недобросовестность работника, представление им в суд подложных документов или сообщение ложных сведений», – резюмировала Ольга Подоплелова.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector