Преюдиция в гражданском праве

Преюдиция в гражданском праве

Преюдиция как инструмент защиты в делах об экономических преступлениях

Роман Логвинчук

Санкт-Петербургский институт адвокатуры – Межрегиональный учебный центр ФПА РФ приглашает принять участие в онлайн-семинаре «Преюдиция как инструмент защиты в делах об экономических преступлениях», который состоится 24 ноября с 11.00 до 13.00 с использованием платформы Zoom. Записаться на семинар можно по ссылке.

О мероприятии

Цель семинара – продемонстрировать слушателям возможности использования в качестве инструмента защиты в уголовном процессе судебных актов, вынесенных в гражданском и арбитражном процессах.

В ходе семинара будут обсуждаться следующие вопросы:

– позиция Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросам межотраслевой преюдиции;

– запреты на применение норм о преюдиции, содержащиеся в УПК РФ;

– сравнительный анализ аналогичных ограничений ГПК РФ и АПК РФ;

– обстоятельства, входящие в предмет доказывания, которые могут быть установлены решениями судов в ходе гражданского и арбитражного судопроизводства;

– как использовать вступивший в законную силу судебный акт, возможность опровержения обстоятельств, содержащихся в судебном акте внесудебными способами;

– тактика использования судебных актов, имеющих преюдициальное значение, при определении линии защиты и опровержении следственных версий.

Семинар будет полезен не только адвокатам, осуществляющим защиту по уголовным делам, но и корпоративным и арбитражным юристам, формирующим судебную практику в арбитражном и гражданском процессах.

Занятие проводит адвокат, старший партнер МКА «Рубикон» Роман Логвинчук.

Стоимость: 1300 рублей.

Записаться на семинар и оплатить участие в нем можно на сайте института адвокатуры.

Важная информация:

1. После регистрации и оплаты ссылку для участия вы получите на почту вечером накануне семинара.

2. Если вы не смогли участвовать онлайн или хотите еще раз посмотреть семинар – мы пришлем всем доступ к видеозаписи вебинара 26 ноября, который будет открыт до 3 декабря.

3. Если вы адвокат, при регистрации обязательно укажите свой регистрационный номер с кодом региона, например, «78/0000».

4. Адвокатам присваивается 3 академических часа повышения квалификации. После окончания семинара сертификат будет выслан на электронный адрес, указанный при регистрации на мероприятие; для адвокатов других регионов: сертификат, выданный Санкт-Петербургским институтом адвокатуры, подтверждает исполнение требований Стандарта профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов, признается соответствующими адвокатскими палатами субъектов РФ и засчитывается в систему повышения квалификации в соответствии с количеством часов прослушанных занятий.

Заведомо установленный: приговор как преюдиция в гражданском деле

Заведомо установленный: приговор как преюдиция в гражданском деле

В 2014 году Татьяна Цыганова* продала дом. Чтобы его оплатить, покупатель взял кредит в Россельхозбанке на 2 млн руб. Банк, следуя условиям кредитного договора, перечислил деньги на расчетный счет клиентки.

Цыганова захотела снять средства. Но управляющий дополнительным офисом Калмыцкого регионального филиала Россельхозбанка Санал Дагинов заявил Цыгановой, что 2 млн руб. – крупная сумма, которую невозможно снять с одного расчетного счета. Он же предложил перечислить часть денег на другой счет, а оставшуюся сумму обналичить через кассу банка.

Цыганова прислушалась к совету управляющего. В тот же день в ее присутствии сотрудники банка оформили платежное поручение о перечислении 500 000 руб. на счет Тамары Григорьевой, подконтрольный Дагинову, и расходный кассовый ордер о снятии со счета Цыгановой 1,5 млн руб.

Но и тогда наличные не выдали. Дагинов заявил, что в кассе нет необходимого количества банкнот. Он предложил Цыгановой зайти за деньгами позже, а сам воспользовался расходным кассовым ордером и получил по нему 1,5 млн руб. В течение следующих двух дней управляющий через банкоматы обналичил оставшиеся 500 000 руб., которые Цыганова перевела на счет Григорьевой. А клиентка так и осталась без денег.

Спустя четыре года, в 2018-м, Дагинова осудили за махинации по ч. 4 ст. 159 УК на восемь лет (мошенничество в особо крупном размере с использованием служебного положения, дело № 1-34/2018). Обвинительный приговор был вынесен в особом порядке (с признанием вины).

Дождавшись обвинительного приговора, потерпевшая обратилась с иском к банку. Она потребовала взыскать в общей сложности около 3,7 млн руб., включая проценты за пользование чужими деньгами и штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Неоцененные обстоятельства

Первая инстанция частично удовлетворила иск Цыгановой и взыскала с банка 3,65 млн руб. (дело № 2-511/2019). Элистинский городской суд Калмыкии признал, что приговор в отношении управляющего имеет преюдициальное значение для этого спора. В нем установлено, что деньги списались со счета потерпевшей в результате мошеннических действий Дагинова. Кредитная организация надлежащим образом не контролировала операции по счетам клиентов и необоснованно выдала деньги Цыгановой неуполномоченному лицу. Банк причинил женщине убытки, решил суд.

Апелляция с таким выводом не согласилась. По ее мнению, кредитная организация списала средства со счета Цыгановой по ее распоряжениям – на основании платёжного поручения и расходного кассового ордера, подписанных истицей, подчеркнул Верховный суд Калмыкии. Апелляция отклонила вывод первой инстанции о преюдициальном значении приговора по делу Дагинова, указав, что там не устанавливались обстоятельства списания денег со счёта Цыгановой без распоряжения клиента (дело № 33-587/2019).

Позицию Верховного суда Калмыкии разделил Четвертый кассационный СОЮ. Первая кассация отметила, что суд, рассматривая иск Цыгановой, вообще не должен принимать во внимание обстоятельства, установленные приговором, поскольку он был вынесен в особом порядке (дело № 88-403/2019).

Цыганова, не согласившись с определениями апелляции и первой кассации, обжаловала акты двух инстанций в Верховном суде. Тройка судей под председательством Сергея Асташова признала жалобу обоснованной (дело № 42-КГ20-1-К4).

«Тот факт, что приговор постановлен в особом порядке, не исключает обязанности суда принять его в качестве письменного доказательства и оценить указанные в нём обстоятельства наряду с другими доказательствами по делу», – отметил Верховный суд.

Верховный суд Калмыкии, указав, что приговор в особом порядке не имеет преюдициального значения для спора, не оценил обстоятельства совершения преступления, которые приводятся в приговоре, следует из определения ВС. Он устанавливает факт, что работник кредитной организации причинил убытки клиенту при оказании услуг. Это обстоятельство банк не опроверг, а сама апелляция не поставила его под сомнение. Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 1068 ГК, юрлицо или гражданин должен возместить вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей, напомнила гражданская коллегия. ВС отменил определения апелляции и первой кассации и направил дело на новое рассмотрение в Верховный суд Калмыкии.

Преюдиция: когда и до каких пределов

«Практика применения приговора по уголовному делу как преюдиции для разрешения гражданских споров достаточно обширная», – говорит партнер юрфирмы INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 15 место По количеству юристов 24 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 40 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Загайнов. Если в уголовном процессе возникают сложности с определением размера ущерба, то суд, как правило, оставляет гражданский иск потерпевшего без рассмотрения, указывая на возможность подать заявление в общем исковом порядке, поясняет адвокат. В таком случае вступивший в законную силу приговор будет иметь преюдициальное значение.

Но встречаются и более сложные примеры применения преюдиции, отмечает Загайнов. Один из них как раз описан в определении Верховного суда: когда к ответственности привлекают организацию, в которой работал осужденный сотрудник, добавляет он.

При этом приговор как преюдиция в гражданском процессе имеет достаточно узкое применение. Для суда, рассматривающего гражданский спор, обязательны лишь два обстоятельства, установленные по итогам уголовного разбирательства, – имели ли место действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК). Эти факты всегда входят в предмет доказывания по уголовному делу, поясняет Антон Ильин, декан юридического факультета НИУ ВШЭ СПб, профессор.

Прочие обстоятельства, установленные приговором, не имеют заранее установленной силы в гражданском процессе, отмечает партнер Lidings Lidings Федеральный рейтинг. группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 18 место По выручке 29 место По количеству юристов × Александр Попелюк.

Приговор не может, например, предрешать устанавливаемый в гражданском деле размер возмещения вреда, причиненного преступлением, говорит Мария Бояринцева, Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × . Этот вопрос, как указал КС в своем Определении от 11 февраля 2020 года № 297-О/2020, суд должен разрешить с помощью оценки доказательств, которые стороны представили по общим правилами доказывания.

Приговор в особом порядке: преюдиция или нет

В деле Цыгановой перед Верховным судом среди прочего встал вопрос, может ли приговор, вынесенный в рамках особого производства, обладать преюдициальным значением для гражданского разбирательства, говорит Михаил Гусев из юрфирмы Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании × . По его мнению, гражданская коллегия не дала прямого ответа на этот вопрос. Она лишь указала, что судам в любом случае следует принимать во внимание обстоятельства, отраженные в приговоре, который может учитываться в качестве письменного доказательства.

В то же время эксперты расходятся в оценке преюдициальности приговора, постановленного в особом порядке.

Приговор в особом порядке вообще не должен иметь преюдициального характера для гражданского процесса, поскольку при его вынесении не было судейского установления факта.

Антон Ильин, д. ю. н., профессор, декан юридического факультета НИУ ВШЭ СПб

При особом порядке судья не исследует и не оценивает доказательства, собранные по уголовному делу, в полном объеме, говорит Попелюк. На этом основании приговор, вынесенный в таком производстве, когда-то был исключен из ст. 90 УПК («Преюдиция»), добавляет он.

Преюдициальность приговора для уголовного дела действительно зависит от порядка его вынесения, но на гражданские споры такой подход не распространяется, уверен управляющий партнер юрфирмы Вестсайд Вестсайд Федеральный рейтинг. группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Частный капитал × Сергей Водолагин.

ГПК не проводит различия, постановили приговор в обычном или особом порядке. Вне зависимости от порядка, в котором проходило судебное заседание по уголовному делу, приговор имеет в гражданском деле преюдициальное значение.

Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы «Вестсайд»

Такой же позиции придерживается Алена Зеленовская, Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. × . По ее словам, обстоятельства преступления, которые были выявлены в ходе предварительного расследования, отражаются в описательной части приговора. Когда он вступает в силу, эти обстоятельства считаются установленными судом. «Таким образом, не имеет значения, постановлен ли приговор в общем порядке или в особом», – подчеркивает Зеленовская.

С этим соглашается Гусев, добавляя, что аналогичный подход прослеживается в позициях Конституционного суда. Например, в Определении от 24 ноября 2016 года № 2485-О КС указал, что ч. 4 ст. 61 ГПК, которая регламентирует преюдициальность приговора, «не препятствует лицу, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор, в том числе по итогам судебного разбирательства в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, защищать свои права и законные интересы, отстаивать свою позицию в рамках гражданского судопроизводства в полном объеме на основе принципов состязательности и равноправия сторон».

Преюдициальное значение приговора в особом порядке порой признают и суды общей юрисдикции. Например, Третий кассационный СОЮ, отказывая в удовлетворении жалобы на решения судов по делу № 88-3879/2020, отметил, что закон не содержит каких-либо изъятий насчет таких приговоров и не исключает их преюдициального характера. Такой же вывод содержится в определении Седьмого кассационного СОЮ по делу № 88-676/2019.

Преюдиция в гражданском процессе Российской Федерации: актуальные проблемы и пути их решения

Евсюкова, Ю. В. Преюдиция в гражданском процессе Российской Федерации: актуальные проблемы и пути их решения / Ю. В. Евсюкова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2015. — № 8 (88). — С. 718-721. — URL: https://moluch.ru/archive/88/17543/ (дата обращения: 13.12.2021).

Обязанность по доказыванию всецело связана с предметом доказывания. Исключениями из обязанности по доказыванию является наличие фактов, входящих в предмет доказывания по делу, но не подлежащих доказыванию в силу прямого указания закона. К таким исключениям относятся и преюдициальные факты.

Термин «преюдиция» в переводе с латинского языка означает относящийся к предыдущему судебному решению. В юридической науке под преюдицией понимаются обстоятельства, не нуждающиеся в доказывании по причине того, что они были установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Целью преюдиции является освобождение участвующих в деле лиц от повторного доказывания, а суд — от повторного исследования фактов, которые уже доказаны.

Практическое значение преюдиции заключается в процессуальной экономии сил и времени суда и участников судопроизводства, а также экономии процессуальных средств в состязательном процессе, что соответственно позволяет уделить больше времени исследованию и оценке других доказательств, также в целом оказывает положительное влияние на эффективность гражданского судопроизводства.

Однако в теории и на практике возникают проблемы, требующие изучения, анализа и разрешения.

В действующем гражданском процессуальном законодательстве отсутствует определение понятия «преюдиция» (или «преюдициальный»).

Несмотря на то, что преюдициальность является одним из свойств судебного решения, сам термин «преюдиция» присутствует только в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в связи с чем на практике возникает множество вопросов и противоречий.

Зачастую в судебных постановлениях упоминается о преюдициальности, но в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого термина нет, в отличие от Уголовно-процессуального кодекса РФ. Например, в апелляционном определении Усть-Куломский районный суд Республики Коми по делу № 11–5/2015 указал, что «апелляционным определением, имеющим преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела, на основании части 2 статьи 61 ГПК Российской Федерации, установлено, что Д. в жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>, не проживает и соответственно не является потребителем коммунальных услуг в виде электроэнергии». [1] Таким образом, считаем нужным привести законодательство в соответствие и в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ указать на то, что преюдициальными считаются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

На практике нередки случаи, когда при рассмотрении нового дела, в процесс вступает лицо, которое ранее не принимало участие. Возникает проблема преюдициальности судебного постановления в связи с участием нового лица. Пленум Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» по этому вопросу разъяснил: лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств [2].

С. Ф. Афанасьев и М. С. Борисов считают, что данное положение порождает противоречие. Если следовать буквальному смыслу закона, то в случае вовлечения в процесс лиц, участвовавших и не участвовавших в ранее рассмотренном деле, первые остаются связанными преюдициальным характером установленных ранее фактов и правоотношений, а вторые могут представлять новые доказательства, выдвигать доводы в подтверждение или опровержение тех же фактов и правоотношений. Налицо существенное отклонение от принципа равноправия сторон. Такая процессуальная коллизия, по их мнению, может быть разрешена путем указания на недопустимость применения преюдициальности судебного акта при рассмотрении дела с участием новых лиц[3].

Е. Ильина, наоборот, считает справедливым для участников предыдущего процесса запрет на оспаривание и вторичное доказывание установленных обстоятельств, который выражается в запрете на предоставление доказательств, причем не важно, представлялись они суду ранее или нет. Представление доказательств в обоснование наличия или отсутствия обстоятельств, установленных судом ранее, будет противоречить общему характеру допустимости доказательств, поскольку по всем делам должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств. Нарушение данных требований приведет к недопустимости доказательств [4].

Однако следует учитывать, что лицо, которое участвовало в обоих процессах и не имеет возможности оспаривать ранее установленные обстоятельства, не лишается права участвовать в исследовании доказательств и приводить на этот счет свои соображения (ч.1 ст.35 ГПК РФ).

Обобщая вышесказанное, считаем, что с появлением нового участника характер преюдициальной связи судебных актов будет иным, не столь предопределяющим, как в случаях с одинаковым кругом лиц.

Судебная практика показывает, что преюдициальность судебных актов на лиц, не участвующих в предыдущем деле не распространяется. Так, в определении Верховного Суда РФ по делу № 4-КГ13–9 от 23 апреля 2013 г. по кассационной жалобе К. сказано, что Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, оставляя апелляционную жалобу К. без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения, также сослалась на то, что указанные выше обстоятельства установлены решениями арбитражного суда, однако из содержания имеющихся в деле копий судебных постановлений арбитражных судов следует, что К. не участвовал в делах, по которым вынесены эти судебные постановления. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ установила

существенное нарушение положений ч. 3 ст. 61 ГПК РФ и отменила состоявшиеся судебные решения в части, с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции [5].

Итак, считаем в законе, а именно ст. 61 ГПК РФ, необходимо урегулировать данный вопрос в следующем порядке:1.Указать, что лица, не участвовавшие ранее, могут заявить о признании обстоятельств, установленных судебным постановлением суда общей юрисдикции либо судебным актом арбитражного суда по данному делу.

2. Пояснить, что в иных случаях преюдициальность на лиц, ранее не участвовавших в деле, не распространяется.

Интересную, на наш взгляд, проблему поднимает С. Курочкин [6]. Он отмечает, что действующее процессуальное законодательство не упоминает о решениях иностранных судов в качестве оснований освобождения от доказывания. Обращается внимание на то, что РФ, признавая действие решения иностранного суда, не может ограничивать пределы действия его свойств, одним из которых является преюдициальность. Развитие экономических, личных и иных связей между гражданами и юридическими лицами из различных государств влечет необходимость трансграничного признания правовых последствий совершаемых ими действий и правоотношений. Их установление компетентными правоприменительными органами не должно подвергаться проверке вновь при соблюдении таких условий как, признание и приведение в исполнение при рассмотрении новых дел между теми же лицами. Более того, повторное доказывание фактов и правоотношений приведет только к увеличению издержек (к примеру, за счет выполнения судебных поручений о допросе свидетелей), также есть риск вынесения решения, противоречащего ранее вынесенному в части установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Таким образом, можно говорить о наличии оснований для распространения свойства преюдициальности на решения иностранных судов, но в этом случае законодателю нужно определить пределы ее действия. Это касается прецедентов, решений по групповым искам и других судебных актов, обладающих серьезной спецификой по сравнению с национальными судебными решениями. Действительно, полагаем, что этот вопрос является дискуссионным и при этом актуальным. Считаем, законодателю, необходимо обратить внимание на данный вопрос. Предлагаем в ст. 61ГПК РФ внести пояснения от том, что по усмотрению суда считать преюдициальным вступившее в законную силу решение иностранного суда, в котором участвовали те же лица, по гражданскому и арбитражному делу, а также приговор по уголовному делу для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом, за исключением случаев, указанных в статье 412 ГПК РФ.

Рассмотрим еще один проблемный вопрос. Так, например, в случаях, когда практика применения той или иной нормы в связи с принятием постановления Конституционного Суда, изменилась и сложилась ситуация, когда преюдиция может противоречить позиции Конституционного Суда (если какая-то норма закона признана не соответствующей Конституции), а значит — и норме материального права. Также на практике встречаются дела, когда изменилось не применение нормы, а сама норма, которая регулировала отношения, входящие в предмет рассмотрения суда. Действующее законодательство не дает пояснений как в данном случае нужно поступить суду, чтобы, во-первых, не нарушить правило о преюдиции, а во-вторых, чтобы решение было принято в соответствии с нормами материального права, действующего на момент рассмотрения данного дела.

Читайте также  Калькулятор госпошлины при вступлении в наследство

Становится очевидным, что есть необходимость ограничить преюдицию судебным усмотрением. Важно отметить, что подобное ограничение не должно умалять значение преюдиции, исключать из законодательства нормы о преюдиции. Решения, в которых содержится переоценка установленных судом фактов, должны носить, подчеркнем, исключительный характер, быть обусловленными, например, изменением законодательства. В таком случае противоречий между изначальным и последующим решениями не будет поскольку, в новом деле, исходя из объективно сложившейся ситуации суд использует установленные обстоятельства, а не их связь с нормой права, которая изменена или которой не существует. Предлагаем дополнить ст. 61 ГПК РФ следующим образом: «В исключительных случаях, по усмотрению суда, допускается ограничение преюдиции».

Таким образом, можно сделать вывод, что в институте преюдиции много проблемных и дискуссионных вопросов, которые нуждаются в разрешении, а также есть необходимость в изменении и дополнении гражданского процессуального законодательства.

1. Апелляционное определение Усть-Куломского районного суда Республики Коми по делу № 11–5/2015: [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-ust-kulomskij-rajonnyj-sud-respublika-komi-s/act-487795354/.

2. О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23, абзац 4 п. 9 // Российская газета. -2003.- 26.

3. Афанасьев С. Ф. К вопросу о связи обязательности и преюдициальности судебного решения, вступившего в законную силу /С.Ф Афанасьев, М. С. Борисов // Законы России: опыт, анализ, практика.- 2014.-N 7. — C.15–20.

4. Ильина Е. Камень преткновения//Новая адвокатская газета.-2014.- № 18.

5. Определение Верховного Суда РФ по делу № 4-КГ13–9 от 23 апреля 2013г: [Электронный ресурс]. — СПС «Консультант Плюс». — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=335451.

6. Курочкин С. О законной силе решений иностранных судов в Российской Федерации// Арбитражный и гражданский процесс.- 2007.- № 10.- С 8–12.

Преюдиция в уголовном, арбитражном и гражданском процессах

Преюдиция (или заранее предустановленная сила) – это юридический термин, означающий признание обстоятельств, установленных судебным актом, при рассмотрении последующих дел без дополнительной проверки.

Для начала приведем законодательное обоснование.

  1. Преюдиция в уголовном процессе.

2.Преюдиция в арбитражном процессе

3.Преюдиция в гражданском процессе

Приведем примеры преюдиции в рамках гражданского процесса:

1) Первый процесс – определение порядка пользования жилым помещением. Второй процесс – разделение коммунальных платежей пропорционально выделенной по первому решению суда жилплощади.

2) Первый процесс – определение места жительства ребенка с отцом. Второй процесс – взыскание алиментов с матери.

Примеры преюдиции в рамках арбитражного процесса (этот вид преюдиции очень похож на преюдицию в гражданском процессе):

1) Первый процесс – взыскан долг. Второй процесс – взыскана неустойка за просрочку выплаты долга.

2) Первый процесс – установлено право собственности на недвижимость. Второй процесс – выселение арендаторов, незаконно занимающих эту недвижимость.

Примеры преюдиции в рамках уголовного процесса:

1) Первый процесс – хищение имущества. Второй процесс – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

2) Первый процесс – растрата денег организации. Второй процесс – неправомерные действия при банкротстве.

Преюдиция может фигурировать в разных процессах.

1) Первый процесс уголовный, приговор по факту злостного уклонения от уплаты алиментов. Второй процесс – гражданский, по лишению родительских прав.

2) Первый процесс – уголовный (мошенничество), второй процесс – арбитражный (признание сделки недействительной),

В настоящее время все три закона (ГПК, АПК и УПК) синхронизированы и приведены в соответствие друг с другом, то есть судебные акты этих трех ветвей судебной системы имеют равное значение и преюдицию друг для друга. Но еще пару лет назад ситуация была иной: приговор по уголовному делу имел предопределяющее значение и был важнее, чем решения судов по арбитражным и гражданским делам. То есть приговор имел преюдициальное значение для решений гражданских судов; а решения гражданских судов преюдицией для уголовного суда не являлись.

Стало ли сейчас лучше?

В основной своей массе, уголовные дела не нуждаются в гражданской преюдиции. Это кражи, грабежи, разбои, наркотики, причинение телесных повреждений. Перечисленные категории дел представляют большинство, основной удельный вес среди общего числа уголовных преступлений. Но есть и преступления экономические, преступления интеллектуальные, или «беловоротничковые», как их иногда называют. И тут мы имеем иную картину.

Так, например, налоговые преступления (статьи 198 – 199.2 УК РФ) весьма сложны в доказывании. Сейчас доказывание вины в уклонении от уплаты налогов производится на основании документов, актов проверок налоговой службы, решений арбитражных судов. Вот что по этому поводу говорит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»:

23. Судам надлежит иметь в виду, что доказательствами, подтверждающими наличие или отсутствие в содеянном признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, могут быть налоговые декларации, другие необходимые для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов документы, акты проверок исполнения законодательства о налогах и сборах, иные формы проведения налогового контроля органами, уполномоченными на это законодательством, а также заключение эксперта, материалы проверок исполнения законодательства о налогах и сборах иных органов.

При рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, а также другие решения, постановленные в порядке гражданского судопроизводства, имеющие значение по делу. Такие решения подлежат оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по правилам статьи 88 УПК РФ.

Но если рассмотреть арбитражный процесс и процесс по проведению налоговых проверок, то получаем следующую картину: решение выносится только на основании документов, предоставленных налогоплательщиком. Налоговая служба направляет на предприятие уведомление о том, что начинается налоговая проверка, требуется представить все документы к определенному сроку. Соответственно, получив это уведомление, директор предприятия в связке с главных бухгалтером имеют предостаточно времени, чтобы сделать все документы (читай: подделать), свидетельствующие о доходах/расходах предприятия. Далее: арбитражный суд тоже выносит решение только по представленным документам. При этом ни налоговая служба, ни арбитражный суд не имеют полномочий по оперативно-розыскной деятельности, то есть процесс доказывания весьма ущемлен – я бы даже сказал, ущемлен до степени невозможности доказывания в некоторых случаях.

Теперь смотрим, как было ранее: при существовании налоговой полиции, в штате состоял оперативно-розыскной отдел, которым на законодательном уровне принадлежали полномочия при осуществлении оперативной деятельности. Соответственно, налоговые опера вправе были осуществлять различные мероприятия: прослушку телефонных переговоров (в которых директор и бухгалтер обсуждают завышение расходов), обследование помещения бухгалтерии и кабинета директора (в столе и в сейфе которых зачастую изымались поддельные печати предприятий-однодневок), изъятия документов (на которых липовые подписи и печати) и т.д. Эффективность такого подхода была значительно выше.

В настоящее же время смысла во всем этом немного, т.к. налоговая служба и арбитражный суд уже вынесли решение, зафиксировали отсутствие недоимки, и все – наступила преюдиция, обязательность арбитражного решения для уголовного суда. И даже если оперативники целый год собирали информацию и в итоге собрали ее, нашли неопровержимый компромат на директора и бухгалтера – уголовный суд не будет рассматривать эту информацию в силу той же преюдиции.

Так было после принятия федерального закона от 29 декабря 2009 года N 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК «Преюдиция» и уравнял значение решений арбитражного, гражданского и уголовного судов.

Но, как это часто бывает у нас, ошибки законодательной власти исправляет судебная власть. И этот раз не был исключением.

21 декабря 2011 г. Конституционный Суд вынес Постановление РФ от N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» и постановил:

Таким образом, хоть в тексте закона решения трех разных судов (уголовный, арбитражный и гражданский) и имеют равное и преюдициальное друг для друга значение, но толковать это надо именно так, как толкует Конституционный суд. Приговор уголовного суда все равно стоит особняком, и это правильно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector